Lord Linner - sense of the raven

Линнер стоял в зале, недоуменно осматривая некроманта, сказавшего ему слова, которые его ввели в забвение. Он ожидал услышать, что-то вроде того, что это кем-то проклятая вода или какая-то особенная глина. А вместо этого услышал то, что нет ничего не ясного. Но нет, не ясное есть, как это способно убивать некромантов, ведь не может, же в воде быть смерть. Сотни, а порой и тысячи лет их жгли, вешали, закалывали и топили. Кого-то даже варили. И вот появился глиняный чан. Нет, это не может быть простым совпадением, в этой воде явно что-то есть.

Тем временем чародей продолжил:

- Нет смысла искать тайну там, где её нет. У тебя и без того много не ясных вопросов, требующих времени для решения, зачем обременять себя ещё одним. Я поведаю Вам одну историю, возможно, она поможет Вам в решении этого вопроса. Владыка Линнер, слышали ли Вы когда-нибудь о других Орденах и много ли слышали?

- Признаюсь, меня больше интересует настоящее и прошлое последних лет, в этот промежуток времени кроме нашего Ордена, да Ордена святого слова – Церкви, я ни о каких Орденах не слышал.

- Святое слово говорите, к этому Ордену мы с Вами ещё вернёмся, а пока я расскажу Вам одну историю, случилась она пару тысяч лет назад, Вы тогда не только не были обращены и посвящены в наши тайны, но и прадед Ваш ещё не родился. Но наш Орден существовал уже тогда, хотя и считался ещё молодым. Времена были для рода людского тяжёлыми, каждый с силой считал нужным забрать власть в свои руки. Сегодня, в общем, то мало что изменилось, но тогда было другое время, если наш Орден старался и старается всячески скрывать свои знания, пусть и не всегда успешно, то магистры того времени не стеснялись практиковать свою магию. Каждый из них демонстрировал другому свою силу, только вместо того чтобы биться друг с другом – они били огненными шарами, наводнениями, землетрясениями и шаровыми молниями в простолюдинов. Всё это не могло остаться не замеченным. А заметить тогда было кому.

Чародей взял передышку, пытаясь что-то вспомнить:

- Не только те, кто вредил роду людскому, имели тогда Ордена. Церковь на тот момент не имела власти как сегодня, да что там говорить, её вообще не было. Но был Орден, все кто в нём состоял, называли себя – Дети Ангелов. Это были монахи, никто не помнил, откуда они пришли, но свидетели говорили, что души их были настолько чисты, что глаза светились. Каждый тёмный господин обзавёлся целой армией. В некоторых случаях на их службе состояли существа не из мира сего. Каждый раз когда такая армия во главе со своим лидером входила в деревню, чтобы её разграбить, она не находила никакого сопротивления. Люди просто убегали, а в деревне всех ждал один монах со светящимися глазами, который всем любезно предлагал покинуть деревню, поскольку нет в них добрых намерений, и люди их боятся.

Некромант отвернулся и продолжил:

- Сегодня каждый, кто имеет большую власть, в душе своей труслив и боится даже самого слабого существа. Те дни не были исключением, но в толпе единомышленников смелость находила своего героя и дабы показать свою силу и лидерство. Тёмные господа не брезговали вознести меч над монахом и пронзить его. В тот же момент, с небес сыпались крылатые люди, их ещё называют ангелами, и буквально истребляли каждого, кто попадался им на пути. Люди не зря покидали деревню перед этим, ангелы истребляли всё живое на своём пути не щадя никого ни тех кто был виноват, ни тех кто просто оказался рядом. В живых оставался только один. Последний на кого со слезами смотрели монахи. Тем самым они даровали им прощение, и ангелы забирали их с собой. Стоит ли объяснять, какой удар по репутации Ордена наносил сей жест. Когда каждый чародей стремился, как можно больше замарать свои руки человеческой болью и кровью, а чужие слёзы смывали с них всё эту тяжесть. Любой другой возможно и был бы рад такому прощению, но только не они. Целые армии нашли свою смерть под руками крылатых карателей. И, разумеется, это не могло остаться незамеченным. Силы тёмных господ значительно сократились. Пока один из них не обратился к высшим силам, с просьбой помочь ему справится с детьми ангелов. И те услышали его, звали чародея Крет. Клинок, которым он был вооружён, был зачарован тёмными молитвами. И когда он начал убивать монахов этим клинком ангелы не прилетали. Вновь начались волнения, он смело шёл не только по деревням, но и по городам расправляясь со всеми, кто не хотел признавать его власть. В Ордене детей ангелов не сразу поняли, что произошло. И когда всё выплыло наружу, в живых остался всего один монах. Его отличие от его братьев было в том, что его глаза не светились, это его спасло от немедленной расправы, но Крет знал о его существовании, и память о его братьях не давала ему спокойно спать. Он знал, что рано или поздно он может лишиться своей власти и, решив, что лучше поздно, чем рано, он захотел разыскать последнего, чтобы покончить с этим вопросом навсегда. Крет не стеснялся убивать всех, не взирая на то, кто стоит перед ним, руку свою поднимал и на детей и на женщин и на стариков. Чем нажил себе много врагов, но никто из них не пугал его так, как пугали ангелы. Однажды он истребил деревню, в которой жили родственники одного охотника за головами, он считался лучшим мастером владения мечом по всей округе. Конечно же, Крет не знал, чью родню, он режет, но слух о том, что кое-кто теперь жаждет мести, до него донёсся очень быстро. Ирония судьбы, наёмник охотился на ангела, узнав о своей родне, на время забыл про заказ, как раз тогда, когда уже вышел на след монаха. Пришёл к нему и сказал, что смерти ему больше не желает. А просит помощи, так как враг у них теперь общий и лучше им вдвоём придумать, как с ним расправиться.

Маг взял передышку, а Линнер его спросил:

- И эти ангелы действительно существуют?

- Я видел много людей, которые утверждали, что видели их со стороны, что общались с монахами, у которых светились глаза. Так вот, созрел у них план, как победить Крета, но реализация его была очень сложной. Крет не знал, как выглядит наёмник, что в итоге оказалось его роковой ошибкой, ему донесли, где скрывается последний монах, армия его монаха боялась и идти к нему отказались все, кроме одного. Кто уже не раз видел, как его хозяин убивал таких монахов. Он единственный вызвался его сопровождать. На удивление обоих, монах их встречал не один, но с прежними словами воззвал прекратить насилие и направиться домой. Это сыграло на руку Крету, как ему показалось, он понял, кто из двоих – дитя ангела и приказал охраннику заняться вторым, воспользоваться моментом, пока тот безоружен. Он не успел обнажить свой меч, когда с неба взлетели ангелы, он повернул свой взгляд в сторону охраны и увидел слёзы на глазах убитого, который смотрел в сторону того, кто ещё несколько мгновений назад взывал, двоим идти своей дорогой. Хитрость оказалась в том, что охотник за головами переступил через свою ненависть и долгое время терпел присутствие заклятого врага, не обнажая меч, действовали они наверняка, если бы чародей даже и пришёл один он был бы сражён мечом, но на его несчастье судьба его оказалась более плачевной. Он старательно убивал других монахов таким образом, чтобы те не смотрели на него и не смыли тем самым с него его дел, а теперь за все смерти, что были на его совести, за ним прилетели и у людей тех крылья были уже не светлые, а чёрные. Что стало с Кретом, история умалчивает, охотника за головами, забрали с собой, как и остальных, кого омывали слезами.

- И чем мне должна помочь эта легенда?

- Я бы мог принести тебе тот меч, которым убивали Орден детей ангелов. Это простой кусок железа, если не считать, сколько горя, крови и слёз этот кусок железа принёс в этот мир. Так что не стоит удивляться тому, что то, что Вы привезли это глина и вода. Мы ведь не можем точно и наверняка ответить на вопрос, какими заклинаниями и молитвами всё это покрыто. Но что-то мне подсказывает, что и этого ничего здесь нет.

- Можно позволить себе спросить, почему Вы так считаете?

- В этом нет секрета, каждый из наших учеников заперт за пределом своих тел, а эта вода будь она хоть трижды проклята, могла повлиять только на тело, или на что-то внутри тела оставив это в теле.

- И это значит, что искать нужно что-то за пределами телесной оболочки.

- Именно, но эта магия вне наших полномочий, более того мне или кому-либо в нашем Ордене не известны те, кто практикует эту магию. Последний чародей способный помочь с ответом жил лет шестьсот назад. И что самое скорбное, ещё лет тридцать назад я отправлял на поиски его могилы своего ученика, который стал первым, кто пал от рук церкви.

- Позволю себе напомнить, Вы хотели обсудить ещё и Орден святого слова.

- Ах да, Орден святого слова. Знаете ли Вы владыка Линнер историю образования этого Ордена?

- К сожалению нет.

- А зря, врагов нужно знать в лицо. Образован он был так же ещё до Вашего обращения, но, правда, уже после Ордена детей ангелов. Орден некромантов всегда придерживался принципа – не вмешиваться в дела смертных. Мы и по сей день придерживаемся. Но не все в нашем Ордене были этим довольны. Были чародеи, которые называли себя – белыми некромантами.

- Простите, кем?

- Вам не послышалось мой любезный друг, именно белыми некромантами. Их опыты были сложны и даже опасны, но я должен признать, что преклонялся, да и, наверное, преклоняюсь, по сей день перед их мастерством. Это были чародеи способные воскрешать людей.

- Вы сказали, были?

- Да были, всё-таки старость они остановить не смогли, а ходить в чужой телесной оболочке они себе позволить не могли. Так вот эти белые некроманты были способны воскресить человека, которого убили мечом, отравили ядом или удушили. Их главный магистр был способен придать жизнь даже сожженному на костре.

- И что в этом удивительного?

- То, что в отличие от нас с Вами, он поднимал именно живого, а не мёртвого человека. С живой плотью.

- Разве это возможно?

- На тот момент было да, сегодня тот, кто был на это способен, похоронен на территории нашего поместья, но он не желает ни с кем из нас беседовать. Брезгует общаться с мертвяками.

- Я начинаю чувствовать себя неучем и думать, что последние лет пятьсот я прожил зря.

- Не вините себя Линнер, какой смысл заставлять себя открывать библиотечные манускрипты, когда Вам это не интересно. С Вашего позволения владыка, я продолжу. В нашем Ордене появились конфликты, белые некроманты считали себя высшими магами, нежели «серые братья». Эта гордыня привела к тому, что в Ордене произошёл распад. Именно ученики белых некромантов и основали Орден святого слова. Сейчас никто и не знает, кто конкретно этих святых слов наговорил.

- Вы сказали, ученики?

- Именно. Магистры, не смотря на все разногласия, помнят свои корни, тех, кто их учил и тех с кем они учились, ставили первые опыты. Не простили они нам то, что опыты ставим на других, но и себе предательства они не простили бы. Выход для себя нашли в самоубийстве, все сразу. Их ученики набрали своих учеников, их ученики своих и так далее. Масштабы, которые набрал Орден святого слова, Вам известны.

- Да, их масштабы мне известны, как никому другому. Даже подумать не мог, что мои заклятые враги были когда-то моими же братьями.

- Именно поэтому стоит быть предельно осторожным, люди, которые имели в корне память о некромантии, вполне могут найти решение по избавлению от неё.

- Не думаю, что здесь они обошлись без вмешательства из вне. Столько времени прошло, я не верю в то, что явился новый ум, который на основе старых знаний к которым смею заметить его если и допустят то не сразу, сразу понял секреты некромантии. В то время как круг высших некромантов этого так и не осознал. Кто-то явно за этим всем стоит, нужно выяснить кто. Вся сложность в том, что кроме Ордена святого слова наша смерть никому не выгодна.

- Она не выгодна и святошам, если не будет некромантов, им придётся искать нового врага. Потом снова его истреблять, а потом искать нового. Мы для них удобны, есть возможность воевать с нами если не бесконечно, то очень долго, не неся при этом потери. Не будем вдаваться в подробности, их потери могли быть ещё большими, окажи мы им сопротивление. В то же время мы не опровергаем их теорий, только между собой, что делает нас ещё удобнее. Нет, этими казнями церковники только демонстрируют людям, что они способны их защитить от зла, то есть от нас. В то же время меня удивляет, почему они принялись за владык. Либо испытать своё средство на более опытном мастере, но тогда они рисковали, если бы владыка Линнер нашёл средство борьбы с их магией, то они лишились бы той силы, что им открылась. Не исключено, что когда-нибудь и эта тайна откроется нашим умам, но святоши не глупцы, думаю что вначале они бы истребили всех тех, кто оказался им ближе, а уже потом взялись бы за нас.

- Предлагаю на этом пока прекратить наше совещание, владыка Линнер, Ваша обитель, как и прежде свободна в ожидании Вас, но если желаете, Вы можете сейчас прогуляться там, где Вам будет удобно.

- Благодарю, владыка Строшелд, я с Вашего позволения, действительно, сначала прогуляюсь.

Линнера удивили слова, которые он услышал, ещё во время его воспитания и обращения в некроманта ему не позволяли посещать сады и библиотеки. Сегодня в библиотеку пропускают даже смертных, возможно, что и не простых. Время меняет порядки, нет ничего вечного и время некромантов, похоже, подходит к концу, если, казалось бы, главный завет – не вмешиваться в дела людей и не вмешивать людей в дела некромантов, был нарушен.

Он вышел из зала погружённый в размышления и направился в сторону сада. Сад некромантов отличен от сада людей, здесь нет ни одного живого дерева, но в то же время их оболочки продолжают стоять, не теряя своей прочности. Одни только деревья способны нагнать ужас на каждого, кто захочет посетить эти сады, но они не являются самым ужасным, что есть здесь. В этих садах, вдали от людей захоронены останки самых страшных колдунов и чародеев со всей округи. Да, некроманты не вмешиваются в дела людей, но в то же время охраняют покой самого опасного зла, которое знали эти земли. Вместе с ними, конечно же, лежат и менее значимые маги, а возможно даже и вовсе не известные твари, знать о которых людям просто не стоит. Вы бы смогли спать, спокойно зная, что где-то под Вашим домом бегает крыса? Скорей всего нет, эту мерзость надо было бы как-то извести в другое место. А теперь к страху того, что это мерзко добавьте страх того, что эта крыса может в мгновение измениться в размерах и быть в высоту Вашего роста. Вот именно такие страхи некроманты и хранят в своих садах. Сады кстати так и называются – «Сады страхов».

Впервые Линнер вступил в эти сады после посвящения в некроманты, для него это было испытанием его бесстрашия. После обращения, некроманты теряют зависимость к всякого рода эмоциям, они перестают радоваться, горевать, бояться. Гнев, жажда, похоть им также чужды. Но то был единственный раз когда он вошёл в сад, более ему по не ясным для него причинам не позволяли посещать ни сад ни библиотеку, шло время, он стал владыкой и нужды уже не было ни в первом ни во втором. И этот жест владыки Строшелда, он своими словами явно дал понять, что здесь он Линнер сможет найти для себя какие-то ответы, которые там ему просто никто не мог или не хотел давать.

Гуляя по саду некромант остановился, деревья вокруг были действительно не очень приятной наружности, но монумент. Он увидел каменные статуи одна с человеком стоящим на коленях, вторая с крылатым человеком стоящим рядом с ним защищающий его щитом от неба.

Линнер подошёл к статуям, по одной из них была табличка, где было написано «Последний из Ордена Дети Ангелов - Арсториус». Некромант приложил руку к статуе и почувствовал странную энергию души. Странная она была тем, что он Линнер живёт уже не одну сотню лет, но рядом с этой душой чувствует себя ребёнком. Остановившись, он приступил к сеансу, как вдруг услышал:

- Не утруждайте себя чтением заклинаний, я и сам способен прийти к любому чародею, особенно к тому, кто готов слушать мёртвого.

- Кто Вы?

- Если Вы здесь, то скорей всего Вы и сами знаете ответ на свой вопрос.

- Вы один из Ордена детей ангелов?

- Если быть в точности, я последний из Ордена детей ангелов. Ваши чародеи приложили немало усилий, чтобы укрыть мою душу в стенах этой обители.

- А почему Вы сказали, что если я здесь, то сам знаю ответ на свой вопрос.

- Потому что Ваши наставники сделали бы всё что в их силах, чтобы остановить Вас владыка Линнер.

- Но почему?

- Повторите первый закон некромантов.

- Не вмешиваться в дела людей и не вмешивать людей в дела некромантов.

- Правильно, Вы никогда не задавались вопросом, почему у некромантов Вашего Ордена либо один ученик, либо нет учеников вообще?

- Очень сложно подобрать способного ученика, который бы хотел стать некромантом.

- Ну же Линнер, не стоит врать, если уж не мне, то хотя бы себе. Кому как не Вам лучше всех здесь должно быть известно, что талантов на самом деле много и желание стать некромантом у кого-либо да нашлось бы. Нет, владыка, причины таятся совершенно в ином. Воспитание новичков подразумевает под собой полное подчинение учителю. Одному учителю Линнер. Вас ведь спрашивали уже, почему Вы, будучи таким молодым стали владыкой, а Вы Линнер, Вы спрашивали себя сами? У каждого ученика есть наставник, один некромант, взявший его в ученики. Вас Линнер воспитывали целым Орденом. Это, Вас тоже ни на какие мысли и подозрения не наводит? А знаете это даже хорошо, что Вы пришли именно ко мне, у нас с Вами скорей всего есть что-то общее.

Некромант долгое время стоял в недоумении пытаясь понять, что сейчас произошло, очень много вопросов вдруг возникло перед ним, после чего он продолжил:

- Простите, не хотелось бы показаться ханжой, но что нас с Вами может связывать? Ваш Орден прекратил своё существование еще, когда мои прадеды не появились на свет.

- Владыка, Вас воспитывал весь Орден потому что Ваш наставник от Вас отрёкся. Единичный случай, то чего никогда не бывало ранее в Ордене. И Вы никогда не задавались причиной этого поступка, возможно именно это Вас и спасло. Вспомните тот день Линнер. Вы ещё не до конца прошли обращение, проходили вместе с Вашим учителем по дороге, на которой лежал раненный человек. Вы проявили к нему жалость, скажите Линнер, что ожидает ученика, который ослушался первого завета некромантов и вмешался в дела людей?

- Учитель должен убить ученика. Но, мой наставник проявил жалость ко мне и потому он был отлучён от моего обучения.

- Нет Линнер. Он хотел Вас убить, у него не получилось.

- Разве это возможно, почему у него не получилось?

- Если не можете доказать обратного – возможно всё. Запомните эти слова, они смогут помочь Вам обрести ещё большую мудрость, чем та, которую Вы уже обрели. Да владыка это возможно. Вы не зря не допускались в библиотеку. В ней ведь хранятся манускрипты ещё и белых некромантов. Заклинания Вашего Ордена не способны причинить им вреда, равно как и наоборот их заклинания были не способны повредить Вам. Хотя я признаться даже не знаю, к какому именно Ордену Вас отнести. Но Ваш Орден возлагает на Вас надежды возродить знания, утерянные по причине чужой жалости и снисхождения.

- Простите, а о какой жалости сейчас идёт речь?

- Похоже, Вы не в курсе, чем закончилась та легенда о последнем ангеле, что Вы слышали?

- Вас сразили, а наёмника сопровождавшего Вас ангелы забрали с собой. Что-то здесь было вымышленным?

- Нет, всё верно, Ваш Орден никогда не отличался враньём, а вот недоговаривать Вы любите. Все те, кого ангелы сражали своими мечами, не могли найти себе покоя и их духи блуждали по округе. За теми же, кто успел за свою жизнь натворить зла и жестокости прилетали совсем другие ангелы и тоже забирали их с собой. Отправляя на вечные муки в залы покаяния, до тех пор, пока душа не очистится в боли и мучениях или пока последняя частица души не распадётся. В прочем самые стойкие негодяи, мучаются там до сих пор. Я по сей день чувствую боль Крета не омытого моими слезами. Возможно, я должен был проявить к нему жалость, но я успел насмотреться на то, что это чудовище сделало, на лица моих братьев разрубленные напополам, нет этот монстр получил по заслугам.

- Вы говорили про эту жалость?

- И снова нет. Я говорил про жалость белых магов – некромантов. Начало их жалость узнала еще, когда они воззвали к высшим силам и попросили помощи для простых смертных, дабы позволить им сохранить традиции в Ордене и не вмешиваться в дела людей. Именно благодаря ним и появился наш Орден, именно им я обязан своим существованием. По этой причине я и сказал, что Вы мне ближе, чем кто-либо ещё. Но на этом их жалость не закончилась. Большое количество духов не могло найти покоя и только некроманты могли поспособствовать их переходу из мира живых в мир мёртвых, однако одно и то же правило вновь им не позволило вмешаться. Но они нашли выход, отправили своих учеников под разным поводом кого куда, заранее предупредив, что возвращение для них смерти подобно. Позже магистры уединились и принесли сами себя в жертву. Их души покинули тела и они стали проводниками всем бродячим духам. А их ученики время зря не теряли. Собрались воедино и основали новый Орден известный Вам сейчас, как Орден святого слова.

- Действительно, мне бы не стоило это всё знать, когда я проходил обучение.

- Позвольте поинтересоваться, что Вы испытываете сейчас? Гнев или может быть страх?

- Нет, ни первое, ни второе не постигло мой рассудок. Видимо я всё-таки стал тем некромантом, которым хотел стать. Меня сейчас волнует другое, никакой некромант не пойдёт на контакт с людьми, сам того не желая. Меня не смогли удержать, даже после того, как я был в заточении. Но как тогда они захватили учеников. И то, что они ученики ещё не значит, что они не являлись некромантами каждый из них прожил по три сотни лет и не имея навыка такого мага простому смертному не одолеть.

 

Вы так же можете скачать pdf-версию романа здесь: наши книги и обсудить на нашем форуме: Владыка Линнер

Спонсоры: