Lord Linner - sense of the raven

Линнер попрощался с духом и направился обратно в зал, для новых бесед. Он не имел представления, как ему задавать вопросы, о чём спрашивать. Ведь ответы на появившиеся вопросы ему ничего не дадут, только раздор, который никому не нужен ни ему, ни его учителям. Что было, то было, его обманули да. Но этой ложью его и спасли. Есть ли к нему не доверие, нет, иначе бы он не стал владыкой. Боятся ли его в Ордене, опять же вряд ли, есть одно очень действенное средство против некромантов – похоронить заживо. А уж то количество чародеев, которое находится в поместье, обязательно бы сдержало его любые попытки выбраться из саркофага. Нет, он Линнер нужен Ордену, именно таким, какой он есть. И страха нет там, где есть доверие.

Некромант подошёл к ступеням, когда увидел одного из своих наставников:

- Я надеюсь, Вы получили ответы на Ваши вопросы?

- Спасибо владыка Строшелд, Вы правы, я действительно получил ответы на многие вопросы.

- Вы чем-то не довольны владыка Линнер?

- Нет, ну что Вы. Оценив все, что со мной произошло, я отдаю себе отчёт в том, что моя участь могла оказаться более плачевной, ведь совет вместо того, чтобы взять меня под опеку, мог просто убить меня на стадии обращения. Подозреваю, что мысль об этом была у кого-либо из владык, но до дела ведь этот приговор так и не дошёл, ведь так?

- Да Вы правы, желание Вас убить тоже имело место быть, но не набрало достаточного количества голосов. К тому же и верховный владыка настоял на том, что Вы ещё окажете неоценимую услугу Ордену и как показало время, сделали Вы это не единожды.

- Хочется верить, что ещё не единожды сделаю.

- Вот кстати об этом Линнер, я и хотел, сейчас, с Вами поговорить. Видимо кто-то решил поставить против нашего Ордена все существующие силы. Орден просит Вас оказать ещё одну услугу. Был убит один из учеников Ордена Воренских чародеев. Они уверены, что это дело рук некромантов.

- Я без сомнения направлюсь туда, но удовлетворите моё любопытство, почему именно я? Ведь сейчас будет нужное мне совещание.

- Не будет совещания Линнер, так как без Вас – главного источника сведений по этому вопросу, оно не имеет смысла. А почему именно Вы, потому что совет пришёл к мнению, что это дело рук тех же людей или некромантов, чародеев, а может ещё кого, что и нападение на королевский эскорт. Я думаю, этот ответ будет достаточным, чтобы объяснить, почему именно Вы?

- Более чем.

- Волею случая, было спасено дитя монархии, волею случая это сделал некромант. Волею случая Вам повезло с ней подружиться. Вы очень удачливый владыка. И то, что каждый второй желает Вам смерти ничуть это не отменяет. Вторую причина, по которой на разрешение конфликта отправляетесь именно Вы, поймёте сами уже на месте. Отправляйтесь владыка, мы итак потеряли много времени, война с чародеями нам не нужна, пусть даже с не столь могущественными. И ещё владыка, не пугайте людей, возьмите живого коня у тех людей, с знахарем которых Вы беседовали, кажется его зовут Черон. Всё, теперь ступайте.

Линнер направился к выходу. Ему не нужно было спрашивать, где находится обитель тех самых людей, так как он знал это, даже не смотря на то, что редко бывает в этих краях.

Он не успел дойти до поселения, когда у врат увидел того самого знахаря, который вёл к нему коня со словами:

- Владыка Линнер здравствуйте, нас предупредили, что Вы придёте. Вот подобрали Вам лучшего коня в нашей деревне. Конечно не такой породистый скакун, на каком я Вас увидел в первый раз, но мне сказали, Вы будете рады и этому.

С этими словами Черон опустил глаза, будто ожидая гнева.

- Вас не обманули, я действительно рад и этому коню. У меня к Вам тоже будет подарок.

Некромант достал из кармана несколько золотых и серебряных монет.

- Некроманты не падки до золота и серебра, знаю Вам оно тоже без надобности, но Вам намного легче будет обменять это на что-то полезное для себя в миру, чем кому-либо из нашего Ордена.

- Спасибо владыка и удачного странствования.

Линнер не брезговал мародерствовать, мёртвому это уже без надобности, а он иногда может помочь этим живым. Главное только не рассказывать, где он это взял. Люди такие суеверные.

Не смотря на то, что ему пришлось срочно покинуть обитель некромантов, он не стал торопиться в пути, зная, как на заставах пограничная стража с особой тщательностью любит досматривать тех, кто куда-то спешит. Он решил, что лучше потерять немного времени добираясь до заставы, чем простоять пару дней на их посту под поводом «До выяснения обстоятельств». Естественно никто и никакие обстоятельства выяснять не собирался и не собирается, всё банально и просто, если человек куда-то торопится, то обязательно захочет отстегнуть «на лапу» охране. А так как Линнер не испытывал симпатий к этим людям, то и желания обогащать их карманы у него не было.

На заставе к удивлению некроманта стражников стало на дюжины две больше, его, как правило, встречали два-три солдата, а теперь стоял не большой отряд и, судя по разговорам – они ждали подкрепление, а так же священников.

– Вот уж кого кого, а святош я сейчас видеть не хочу – подумал Линнер – интересно, по какому поводу они решили устроить себе здесь ярмарку и созвали столько шутов и паяцев, а ведь ещё не все собрались.

Он отвернул в сторону и услышал крик одного из солдат:

– Добрый человек Вам не следовало бы туда направляться.

– Это почему?

– Местные маги сожгли пару деревень, по не ясным причинам они стали свирепствовать. Вам скорей всего тоже грозит опасность.

– Маги? И что же Вы все собираетесь с ними бороться? Мечами? – на последнем слове Линнер неловко улыбнулся. – Да хранят Вас Ваши Боги господа, ибо только с их помощью Вы будете унести Ваши ноги, дабы спасти тела и души.

– Конечно, нет, мы ждём жрецов Ордена Святого Слова, однако кто ты есть добрый господин, если имеешь наглость так говорить с королевской стражей.

– Ну, уж явно не один из этих шарлатанов-святош. У меня в этих землях свой интерес, а потому не указывай мне куда идти, а куда идти не следует.

Стражник, было, хотел позвать подкрепление, но ослеплённый взглядом Линнера медленно сполз на землю и уснул.

– Не нужно шуметь итак много шума.

То, что рассказал стражник, всерьёз взволновало некроманта, он слышал про здешних магов, знал много из их традиций и законов. Он знал и то, что у них, как и у некромантов есть закон – не вмешиваться в дела людей, а тут такое, не то, что одного человека, деревни жгут.

Тропа, по которой следовал Линнер, заканчивалась, выводя в густые заросли камыша, если бы некроманты умели чувствовать запахи, он бы почувствовал воздух речной воды, но он знал о том, что рядом река, лишь потому, что был уже здесь когда-то.

Между тем некромант кое-что всё же, а чувствовал, то, что простому смертному почувствовать не дано. Большой сгусток энергетической силы, он и раньше уже сталкивался с чародеями обладающими подобной магической энергией, так, например, архивладыка Алойд его покровитель обладает большей силой, но все чародеи с кем он имел честь быть знакомым изначально не испытывали агрессии не только к нему, а вообще ко всем, поддерживая гармонию. Здесь же ничто не обещало мира.

Но, тем не менее, ему следует пойти туда, идти пришлось одному, конь в ужасе встал на дыбы, наотрез отказываясь даже шаг сделать в сторону той силы.

Всё же живым веры нет, ни людям, ни животным, все чего-то боятся. А чего следует бояться мёртвому, если самое страшное уже случилось. В прочем сами некроманты утешают себя мыслью, что потерять честь страшнее, чем потерять жизнь. По этой причине и был написан свод законов и правил, которому они стараются следовать, потому что это последняя суть их бренного существования.

Линнер безостановочно шёл к реке, чувствуя, что приближается к силе, силе которую он не сможет обуздать, силе, которая способна его изничтожить. Неужели его нарочно отправили на убой, как не нужного свидетеля, ведь клин клином вышибают, и для урезонивания подобных конфликтов требуется альтернативная сила, а у него этой силы попросту нет.

Когда он всё-таки дошёл до реки, не теряя скорости, а сила, к которой он приближался, явно старалась его остановить, он увидел старца и девушку. Той силой явно обладал старик, причём старым было явно, только то, что некроманты называют «оболочкой» - телом, и в этой самой оболочке старик, похоже, не особо то и нуждался. Девушка же лежала не подвижно, а рядом с телом парила душа.

– Кто ты настырный мальчуган и как посмел ты приблизиться к нам.

– Владыка Линнер.

– Это возмутительно. Ваш совет, похоже, окончательно решил нас унизить. Сначала это, а теперь ещё и для объяснений прислали мальчишку. – Маг выругался на своём языке, потом поднял руку, чтобы произнести заклинание.

– Постой отец – вмешался призрак – я его помню. И похоже я знаю, почему они прислали именно его.

Некромант лишь удивлённо поднял брови.

– А его, его, похоже, по сей день держат в неведении – продолжила девушка – некромант, твоя лень и нежелание проявлять интерес абсолютно ко всему спасли тебя от неминуемой кары. Знаешь ли ты, что твой учитель хотел тебя убить?

На этот раз удивления не последовало.

– Конечно, знаю, я помог смертному, за что он собирался наложить на меня заклятие и усыпить вечным сном, но у него это не вышло, вопрос в другом, откуда тебе это известно госпожа?

– Ты явно знаешь не всё. А помнишь ли ты, где именно это произошло.

Некромант аж пошатнулся, эта река, он ведь не просто так отчётливо знал дорогу, его глаза немного расширились, он посмотрел в сторону девушки.

– Теперь вижу, что помнишь, да это произошло именно здесь. Твой наставник не просто хотел наложить заклинание, после того, как у него это не вышло, он обнажил свой меч.

– Но некроманты не имеют права обнажать свои клинки против себе подобных.

– Насколько мне известно, Вы их теперь и носить права не имеете и всё это благодаря тому случаю.

– Да верно.

– А знаешь ли ты, что означает твоё имя? Ведь при обращении Вам стирают все Ваши воспоминания и чувства, дают новое имя, только когда некромант стал некромантом, а до тех пор так и обращаются «ученик». Так знаешь ли ты, что означает твоё имя?

– Честно признаться, никогда не интересовался.

– Почему? Я спрашиваю почему, я маг другой культуры знаю о тебе больше, чем ты сам о себе? Твоё имя означает «Белый ворон». Птица, которой не существует. Ворон, священная птица, единственная в нашем мире способная повторять человеческую речь. Чёрный ворон, белых никто не видел. Белый ворон, это феномен. Тебя не просто так назвали Линнер, мне неизвестно, что тебя отличает от твоих собратьев и почему твой наставник не смог тебя сразить заклинанием, но это не единственное феноменальное, что случилось в тот день. Ты был первым некромантом, точнее первым тогда ещё человеком-мутантом, за которого вступилась чародейка нашего Ордена…

– Аннабель… – Вдруг вмешался в разговор старик.

– Да отец, я нарушила наш свод правил, это я отразила удар клинка, его наставника, он был настолько ошеломлён тем, что увидел, что в итоге отрёкся от своего ученика. Ведь всё это не могло уложиться в его голове. Быть может, если бы Линнеру изначально повезло обзавестись более опытным наставником, второго феномена бы не произошло, но…

Линнер стоял в изумлении.

– Но именно поэтому прислали тебя владыка, для урегулирования конфликта, ведь та, которая тебя когда-то спасла, не позволит расправы над тобой, верно? Твои наставники очень хитры, но меж тем такие, же неряхи, как и ты. Все ошибки Вашего Ордена имели место быть именно благодаря Вашей неряшливости.

– Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Да на сегодняшний день, пожалуй, именно наш Орден допустил больше всего ошибок, но, сколько существует наш Орден и сколько существуют другие Ордена. Мы не боимся ошибаться, а после эти самые ошибки стараемся исправить.

– Вот именно об исправлении одной из таких ошибок, сейчас и пойдёт речь. – Вступил в разговор отец. – Видишь, что стало с её прекрасным телом? Она была самой красивой жемчужиной этой реки. Розовая река, знаешь, почему её так называют? А в прочем, откуда тебе знать, Вы некроманты всё видите в сером цвете, не зная других цветов кроме оттенков белого и чёрного. А меж тем есть и другие цвета. Здесь уникальное место, моллюски, маленькие рачки настолько расплодились что, глядя на дно реки, видя их переливающиеся розовым цветом панцири, появляется впечатление, будто бы вода розового цвета. Это красиво Линнер. А она, была красивее всего этого.

– Простите добрый господин, но я и при жизни не любил розового. Но должен признать, дочь Ваша действительно была красива. Красивей ее, пожалуй, я никого не видел.

– Не перебивай меня, пожалуйста, то, что у тебя есть некоторые привилегии, ещё не значит, что у меня не может появиться желания про эти самые привилегии забыть. Я продолжу. Моё дитя в очередной раз прогуливалась вдоль реки, как её внимание привлёк чародей, это был некромант. Но как выяснилось после общения с одним из представителей Вашего Ордена, он явно был не из Ваших, отступников, то вроде бы как у Вас в последнее время не наблюдалось.

Линнер осмотрел тело, заметив некий след от заклинания.

– Я прошу прощения, что вновь перебиваю, но тот след от заклинания, что я вижу, говорит о том, что это дело рук кого-то из нашего Ордена, однако Вы правы, отступников у нас в последнее время не наблюдалось. В то же время зная, как архивладыки не желают ссоры с Вашим Орденом, подозреваю, что мы бы скорее выдали Вам архивладыку на растерзание, нежели встали на путь войны с Вами.

– У тебя есть какое-либо объяснение произошедшего?

– Признаться честно, нет. Более того, я уверен, что даже если сейчас перед Вами встанет весь Орден некромантов, Ваша дочь не найдёт в нём того, кто это сделал.

– Я знаю, но и оставить всё как есть я не могу.

– Наслышан, королевская свита собирается вокруг, пока к Вам направлялся, застал их на заставе. Ходят слухи, Вы таки нарушили свои обеты и спалили пару деревень.

– Деревни да, но перед этим вывели оттуда всё живое. Я понимаю, что эти люди жили здесь давно, что здесь их дом, но я не хочу, чтобы кто-то из смертных нарушал покой моей дочери.

– Имею подозрение, что раз уж Вы уже разговаривали с моим предшественником и взывали к совету некромантов, у Вас есть какое-то требование, которое способно урегулировать конфликт.

– Да есть, но это требование может исполнить только архивладыка, только его слову не будут перечить.

– Отец, его послали архивладыки, мне кажется, они догадались, о чём ты их хочешь просить и так как ни один из них на этот шаг бы не пошёл, они прислали того, кто может себе позволить переступить через законы некромантов, тот, кто невольно уже нарушил все возможные законы.

– Простите, но о чём идёт речь – вновь вмешался некромант.

– Я всё же удивлён тому, что тебя до сих пор не убили твои же наставники, каждый, кто позволял себе перебивать собеседника тут же находил наказание, ты даже представить себе не можешь, сколько времени Аннабель провела в башне, за малейший намёк на сие.

Линнер многозначительно молчал, ожидая ответа на свой вопрос. Молчание нарушила чародейка:

– А речь собственно о том, что если Ваша сторона действительно хочет урегулировать конфликт – Тебе придётся взять меня в ученицы.

– Немыслимо – Возмутился некромант.

– Тогда верни мне моё тело, таким, каким оно было.

– Тебе ведь известно, что в наш Орден женщин не допускают.

– Да мне много, что известно о Вашем Ордене я им восхищалась, но не могла себе позволить даже мысли о том, как стать одной из Вас, а сейчас сама судьба мне даровала шанс и я не буду от него отказываться.

– Одно только предложение озвученной моими устами, взять тебя в ученицы оскорбит мой Орден.

– Глупыш, одно только твоё существование уже есть оскорбление твоего Ордена. Ты прямое доказательство его беспомощности. Вот ни за что не поверю в то, что в Ордене не было желающих тебя убить. За время твоего существования никто из Владык не «пропадал»?

Линнер задумался. Потом ответил:

– К сожалению, я очень редко бываю в обители, потому даже если бы и пропал, я бы не заметил.

– А в прочем, может именно то, что ты редко бываешь в обители, и спасло их и тебя. В прочем, что ты теряешь, мы пойдём вместе в Вашу обитель, ты изложишь всё как есть. Что либо Орден исправляет свою ошибку и идёт нам на встречу, либо грозит война.

– Хорошо, именно такой вариант меня устраивает. Пусть в Ордене решают, как быть, я не хочу брать на себя ответственность за принятие неверного решения.

Старик посмотрел в сторону, откуда пришёл Линнер затем сказал:

– Думаю, мне следует Вас проводить.

– Не нужно отец, мы и сами способны остановить людей.

– Вы не должны держать ответ за то, что натворили мои руки, не спорь дочь моя.

Воздух в округ уже не был так разряжен, каким был. Конь Линнера без страха подошёл к хозяину, некромант положил тело чародейки на него, а сам пошёл пешим ходом, держа коня за узду и ведя по проторенному пути. Маг шёл впереди, чародейка с любопытством разглядывала нового учителя:

– Вы, возможно, что-то хотите узнать?

– Возможно, хочу, действительно хочу, понять, что такого в тебе, что делает особенным. Как по мне так бездарность.

– Не нужно судить по внешности. Да, пользуясь, случаем… если Вы ещё не отказались от своего желания, то постарайтесь приучить себя обращаться на Вы. Уж чародей, который так много знает о некромантах, должен был знать то, что даже архивладыки к ученикам обращаются на Вы.

Чародейка недовольно фыркнула, ей ещё никто и никогда не перечил, отец баловал своё дитя ни в чём ей не отказываю и во истину жесток и коварен был план того, кто сотворил с ней такое. Размышления Линнера прервали идущие впереди армии людской стражи. Чародей вышел вперёд:

– Род людской, ступайте своей дорогой, мной не будет более сожжена, не едина ваша деревня.

Чувство облегчения выразилось на лицах солдат, которые и без того были напуганы рассказами стражника, которого погрузил в дрёму некий чародей не побоявшийся в одиночку пойти к реке. Но среди свиты священников выискался один смельчак:

– Твои поступки не угодны Богу, мы пришли казнить тебя за деяния твои.

– Изувер, людей же погубишь.

– Как ты смеешь – священник напыжился, лицо его побагровело – Стража!!!...

Солдаты, было, лениво потянулись за мечами, как вдруг с неба в крикуна шарахнула молния. Вот она сила здешних чародеев, некроманты не зря опасаются этот Орден. Сами по себе они им ничего не сделают, но в союзе с любым другим Орденом они станут смертоносным оружием против них. Нет, не в огне их сила, а в первородной энергии.

– Кто ещё считает, что мои поступки не угодны Богу?

Желающих проявить характер – не нашлось, а потому некромант с телом на лошади прошёл через всех и никто даже не пробовал воспрепятствовать этому. Глядя на чёрную поляну, там, где ещё когда-то был священник, теперь лежат угольки.

На заставе он встретил уже знакомого ему стражника, то увидев его отвернул взгляд будто бы ничего не видит, остановив при этом своих друзей, которые уже было хотели спросить у путника, кто он и куда направляется.

Ведя коня, Линнер смотрел, не спадает ли тело, ровно ли оно лежит и не случилось ли ещё чего, душа чародейки то и дело просила посмотреть то с одной, то с другой стороны. Так что когда они добрались до обители, некромант вздохнул с облегчением и возрадовался тому, что чародеи являются их соседями, через весь мир везти её он бы не выдержал.

Он взял на руки тело чародейки и направился в залы, некроманты недоуменно смотрели на происходящее, но вмешаться никто не рискнул, даже те, кто был Линнеру ровней.

Собравшиеся архивладыки смотрели на него и молчали. Было видно, что все кто собрались, стояли здесь из-за него. И ждали они его давно, ещё до того момента, когда он вошёл на территорию обители.

– Приветствую Вас владыка Линнер и Вас госпожа Аннабель, с какими новостями Вы прибыли к нам?

Линнеру показалось, что архивладыка Алойд не нуждался в ответе, задавая этот вопрос, за несколько сотен лет он, впервые стоя перед ним, испытал чувство страха, не ведая, правильно ли он поступает, он произнёс:

– Во избежание конфликта с магами двуречья, они предложили взять дочь архимага Аннабель в ученицы к некроманту.

Когда Линнер закончил, в зале воцарилась тишина, замолчали даже те, кто втихую перешёптывались. Медленно взгляды потянулись от Линнера к Алойду. От подобной дерзости могло не спасти любое покровительство.

– Владыка Линнер, Вы понимаете, о чём Вы просите?

– Вы всегда учили меня, что нужно между двух зол выбирать меньшее, рукой некроманта была умерщвлена чародейка, рукой некроманта нашего Ордена смею заметить. Нашему Ордену нести за это ответ, нам был дан выбор либо взять её в ученицы, либо вражда Орденов.

– Вы считаете, что вражда Орденов должна как-то нас напугать? – Линнеру вновь показался вопрос риторическим.

– Считаю, что да. В одиночку маги двуречья конечно же не способны что-либо сделать нам, но в союзе с другими магами против них мы потерпим поражение. Нас обратят в пыль, а может даже и пылинки не оставят.

– Вы уверены, что это преступление сотворил некромант?

– Уверен. Так же я считаю, что не без помощи этого некроманта была умерщвлена королевская свита, и его же ауру я почувствовал на чане с водой. Думается мне, что тот, кто это затеял – Линнер замолчал, сделав небольшую паузу – не остановится на достигнутом, а потому стоит ожидать новых жертв.

– Как Вы понимаете владыка, совету архивладык нужно посоветоваться перед принятием решения, ещё пару десятков лет назад Вас самого приказали бы казнить, за одну только мысль о принятии женщины в Орден. Однако сейчас положение дел немного изменилось. Но если оставить решение без обсуждения возможных последствий, то можно допустить ещё больше ошибок, которых и так уже совершено было не мало.

 

Вы так же можете скачать pdf-версию романа здесь: наши книги и обсудить на нашем форуме: Владыка Линнер

Спонсоры: