Lord Linner - sense of the raven

Очнувшись на сыром холодном полу, священник встал и начал быстро ходить по комнате из стороны в сторону, за время их отсутствия в реальности его тело замёрзло и сейчас ноги и руки сводили судороги. Лишь когда горячая кровь вновь ударила по венам, муки отпустили его. Он вдруг остановился и закричал:

– Голос, я больше не слышу голос, что Вы сделали? Вы отобрали мой дар?

– Скорее избавили от проклятия – ответила Аннабель.

– Не говорите таких слов, это был дар, верните мне его.

– Ваши собратья просветят Вас о том, каким был Ваш дар, и насколько правильно было им пользоваться.

– Мои собратья?

– Да, люди Вашего Ордена ждут Вас снаружи, Вы можете выйти, поприветствовать их.

– Я незамедлительно так и поступлю, а потом прикажу им взять Вас и заставить вернуть мне мой дар.

С этими словами священнослужитель направился к выходу, Линнер поднял руку и прочёл заклинание, невидимый барьер окутал двери выхода, и потому не возникло проблем их открыть. На улице уже ждала разъярённая толпа фанатиков уверенных, что их храм кто-то превратил в обитель ереси и потому должен понести наказание, а виновным в этом всём уже был выставлен священнослужитель, который как раз к ним сам и вышел, а приговор ему уже вынесли. И не завидна оказалась участь несчастного, который был уверен, что выходит к тем, кого можно считать своими единомышленниками, кто поддержит и поймёт, а вместо этого казнит.

Искреннее недоумение – последнее, что увидел некромант в его глазах. Один из священников тем временем направился к Линнеру, в нём узнали того, кто обещал, что некроманту и его спутнице дадут уйти.

– Они не хотят сдерживать слово – не дав сказать, молвил некромант – а ты сожалеешь и пришёл просить, не сильно их за это наказывать.

Ошеломлённый священник стал заикаться, потом сглотнул и кивнул.

– Есть два выхода из сложившейся ситуации, первый эта обитель превратиться в руины, а все, кто попытаются меня остановить будут похоронены заживо под этой колонной – некромант осмотрел стоявших напротив людей. Те как будто ждали приказа, который не спешили отдавать – а второй выход, мне всё же дадут выйти, скажем, вон к той поляне и тогда у вас будет просто очередная армия покалеченных. Но тебе придётся уговорить их выпустить меня.

– А без жертв совсем, никак нельзя?

– Можно, но без жертв твои покровители обойтись не пожелали. Иди, пробуй, уговаривай, меня устроят оба варианта, посмотрим, что пожелают они.

Через какое-то время священник вернулся.

– Они согласны выпустить до поляны. Видимо пожалели людей.

– Обитель они пожалели, а на людей им плевать, иначе бы слово сдержали.

Свет стал излучаться из глаз некроманта, его спутница шла рядом, глядя на чародея никто из людей не желал идти на риск и приближаться к ним, однако, как только Линнер дошёл до условленного места, раздалась команда к нападению.

Некромант поднял руки к небу, и неведомая сила ударила из-под земли, всех кто находился близко к месту, где стоял Линнер и Аннабель, раскидало по сторонам. В земле виднелась воронка, ведущая в туннель. Воздух пах землёй и травой, перед глазами священнослужителей была пещера огромных размеров, и уже никто не хотел идти туда за ними в след.

Аннабель уже не боялась находиться в пасти костяного змея, она так же знала о планах учителя, их духовная связь усилилась после последних событий и теперь они чувствовали мысли друг друга, особенно когда находились рядом друг с другом.

Сейчас они направляются обратно, домой, в Орден некромантов. Долг перед Мораной выполнен. Линнер освободил души некромантов и теперь гнев Богини им уже не грозит, однако в его сознании остался пленник, тот, кто повинен во всех последних злодеяниях, и его нужно доставить к Моране.

Обида маленького некроманта, стала причиной всего, а он Линнер, кто он, если не такой же маленький некромант. Нет, конечно же, он добился многого, больше чем некоторые из архивладык, но сильно ли это меняет ситуацию и ставит ли это его выше пленённого?

Эти мысли терзали его, он не мог понять, почему именно ему пришлось исправлять произошедшее, случайно ли он стал избранником архивладыки Алойда или же по велению Мораны, почему именно его всегда отправляют туда, где не способны справиться другие некроманты.

И самый главный вопрос, а что потом, сегодня он знает, что там после смерти, но он ведь некромант, смерть уже пережил и что потом. Возможно, ему найдут новое задание, а возможно всё же отпустят ждать распоряжений в его владение. Дом, милый дом, тусклый свет и чёрные занавески. Очередные фанатики святого слова, ещё один костёр, да, их изумлённые лица ещё долго будут доставлять ему удовольствие. Никто уже и не помнит, кому первому пришло в голову жечь некромантов на кострах, для чего их вешать и почему их обязательно надо всех уничтожить. Но все святоши как один преследуют именно эту цель.

Города и гарнизоны то появлялись перед глазами Линнера и Аннабель, то пропадали, где-то виднелись деревни, их задание было выполнено, и они направлялись в обитель Ордена Мораны, чтобы узнать, как им быть дальше.

– Учитель, что ждёт нас дальше? – за столь долгое время нарушила тишину Аннабель.

– Этот вопрос меня самого терзает столь долгое время, ожидание ответов – самая беспощадная пора. Но мне известно, чего точно не будет. Нас с тобой не покарают за то, что не справились с заданием.

– А могли покарать?

– Вероятно. Зачем Моране слуги, не способные выполнить её поручения. В то же время она видит потенциал в каждом, кого принимают в Орден, а потому ещё ни одно её задание не осталось не выполненным. По крайней мере, в летописях Ордена об этом не писалось.

– А в летописи могут чего-нибудь не написать?

– Нет, летописи могут кому-нибудь не показать.

– Вы так говорите учитель, как будто Вам что-то не показывают.

– Это действительно так. Мой характер не был исправлен временем, а потому кроме Алойда, никто из архивладык не испытывает ко мне доверия. Более того, многие именно не доверяют. Одна из причин, по которой я, имея опыт для прохождения испытаний и подъёма до архивладыки остаюсь владыкой. Владыки мне тоже не доверяют, но, по крайней мере, не оспаривают мой авторитет и предпочитают со мной не связываться. Раньше было иначе.

– А что было раньше?

– Раньше мой рот старались закрыть все от мала до велика. Даже ученики имели привычку подавать голос вслед за наставником, не страшась того, что за это могут быть наказаны. А сегодня многих из тех учеников я освободил, сразившись с Ринделом.

– Но это же не справедливо.

– Морана не справедливость искать меня и тебя отправила, а остановить бесчинство. Что мы и сделали. Остальное во власти времени.

– Всё равно считаю, что они должны теперь, как минимум извиниться.

– Они ничего не должны. Сами себя уже наказали. Они, как и я, слуги Мораны, мы делаем одно дело. Хоть и по-разному смотрим на это.

Дальше они двигались молча, подземный змей довёз их до королевства Эвелины, а значит, до Обители некромантов оставалось совсем немного и уже сегодня они будут на месте.

– Всё же очень практичное заклинание этот змей, в некотором смысле даже удобнее дракона. Скелетов драконов часто видят смертные, потом из-за этого у нашего Ордена возникают сложности, как с простым людом, так и с другими чародеями. С первыми из-за их страха, а у страха глаза так велики, что несчастный скелет, который еле барахтается по воздуху, неся своего хозяина – превращается в огнедышащего монстра. И никого не волнует, что он даже при жизни толком огнём не плевался, а после смерти так вообще стал не способен на это в виду отсутствия требуемых желез. И вот отбившись от толпы обезумевших крестьян, которые этого самого огнедышащего пришли вилами брать, у некромантов появляется другая проблема. Чародеи, казалось бы, более сообразительны, чем простой люд, но нет. Ослеплённые слухами о здоровенных драконах, которые спалили сотни деревень, лезут все как один. В довесок к этому, кто-то же побеждал чародеев, которые приходили до них. Откуда крестьянам знать, что это была битва магов с некромантами. Нет, это без сомнения дракон всех сожрал.

– И что ни один чародей так и не одумался?

– Ну почему же, многие одумались, когда становились перед выбором уйти или умереть. А до тех пор, все как один лезли в драку. Наш Орден потому и перестал практиковать воскрешение драконов, что даже над Обителью стало опасно летать. Я долгое время просил у архивладыки Алойда просветить меня этим знанием, но всякий раз он отвечал отказом. Говорил, что это не безопасно. Почти не осталось мест, где бы ни было людских деревень. Даже на окраинах этой проклятой пустоши уже стали появляться деревни. Да земли для них опасные, но что-то их сюда всё же тянет.

Земля вокруг стала изменяться, цветущая зелень сменилась корягами и лужами. Ползучие гады, да привычная обстановка, они вошли в земли некромантов и прочих отвергнутых мирным людом. Вот уже скоро им предстояло вновь оказаться на суде у Мораны и объявить о выполнении задания.

Линнер остановил своего зверя задолго до того, как добрался до обители, на что Аннабель спросила его:

– Учитель, Вы не желаете, чтобы Ваши соратники узнали о том, что Вы способны призывать змея?

– Нет, моя любезная Аннабель, мои соратники уже знают, что я способен на это. Но они не простят, если змей подорвёт фундамент обители и она обрушится, а такое вполне возможно.

У ворот обители их уже ждали некроманты, от учеников до архивладык. Одни хотели посмотреть на змея, что призвал владыка Линнер, вторые ждали увидеть источник всех бед и были разочарованы не найти его с некромантом.

– Как посмел вернуться, не выполнив задание Мораны?

– Архивладыка Олиус, позвольте владыке Линнеру самому нести суд перед Мораной, если он действительно не справился с заданием, она рассудит.

– Архивладыка Минок, Вы только, что вернулись и ещё не в курсе всех дел, что обстоят здесь.

– Тем не менее, Олиус, архивладыкой я стал ещё до того, как Вы были обращены в ученики, а потому сами имейте уважение, если желаете это самое уважение требовать от других.

Линнер молча наблюдал за происходящим, похоже, он обрёл ещё одного могущественного покровителя. Рядом с архивладыкой Миноком стояла всё та же ведьма, которая принесла себя в жертву и стала его ученицей. Некромант осмотрел любопытные взгляды присутствующих, после чего промолвил:

– Вы говорите о моём не выполненном задании, но среди Вас я вижу пропавших учеников, неужели они были бы способны вернуться, если бы источник бед не был бы повержен?

– Но они не помнят, что случилось, мы жаждем знать, что произошло.

– Я тоже долгое время нуждался в ответах, многие из которые не получил до сих пор. Вы сами учили меня, что время расставит всё по местам, было бы терпение. Теперь терпеть придётся Вам.

– Да как Вы смеете владыка.

– Довольно… – вмешался в спор архивладыка Алойд – Владыка Линнер выполнял поручение Богини Мораны, перед ней он должен держать ответ, а не перед нами.

Никто не стоял больше на пути Линнера и вместе с Аннобель он проследовал в храм. Всё те же чёрные голуби сидели на парапетах. Всё те же диковинные рептилий украшали фасад. Нет, однозначно нельзя было входить на эту территорию верхом на змее. Осквернение храма Морана не простит никому, даже тем, кто беспрекословно выполняет все её каноны.

Они вошли внутрь, на каменных ложах не было ничего. Они легли и приготовились к ритуалу. Впав в летаргию, они вновь предстали перед Мораной. Та молча смотрела, давая понять, что ждёт обращения.

– Мои приветствия госпожа, Ваш покорный слуга, владыка Линнер вновь вынужден Вас побеспокоить.

– Источник раздора в стенах обители моих слуг, что вновь привело тебя ко мне, я же дала тебе четыре года.

– Простите госпожа моё нетерпение, Вы подарили мне четыре года, а я посмел выполнить Ваше задание, не дождавшись конца даже одного из четырёх.

– За эту провинность я не караю, можешь считать себя прощённым. Я знаю, что тобой был найден тот, кто пленил учеников, но я по-прежнему не способна его увидеть, и жду объяснений.

– Он долгое время прятался в сознании одного из тех, кто называют себя священниками Ордена святого слова.

– Шарлатаны.

– Да моя госпожа, а позже, чтобы другие последователи этого Ордена или кто-нибудь ещё не имели возможности его похитить и помешать мне, доставить его к Вам, я был вынужден спрятать его в своём подсознании. Но я не имею права без Вашего позволения представлять этого неверного Вам. Это было бы очередным нарушением Ваших канонов, а за мной и без того много провинностей.

– Всё верно, провинностей за тобой действительно много, как-то удачно гуляешь по грани, шаг в сторону и неизвестно чем закончится твоя судьба. В прочем расскажи мне о причинах поведения твоего пленника.

Линнер поведал историю Риндела. Морана долго и внимательно слушала, после чего промолвила:

– Я не могу покарать твоего пленника владыка, и я рада, что у меня есть ты, слуга, который в неоплатных долгах передо мной за разного рода нарушения. Поскольку тебе суждено держать его в плену своего сознания до тех пор, пока не обнаружит себя Богиня Анлиа одна из моих сестёр. Я поведаю тебе одну историю. Когда-то давно мы жили втроём, три сестры. Анлиа – Богиня плодородия, покровительствовала жизни и плодородию на земле. Гриза – Богиня хаоса, покровительствовала разрушению и тому, что сегодня принято называть злом. И я Морана – Богиня смерти, покровительствую гармонии. Я не умею творить, я умею только забирать. Потому Гриза и Анлиа помогли мне сотворить Орден некромантов – последователей моего культа. Но разные источники силы отразились и на наших детях. Некроманты стали делиться на три гильдии, тёмные некроманты – были слишком жестоки, но являлись самыми могущественными. Они первыми познали все секреты жизни после смерти и обучали своим заветам серых некромантов. Третьей гильдией были – белые некроманты, их магия была настолько чиста, что они были способны возрождать живую плоть. Так же серые некроманты пытались познать магию и белых, но те не особо жаждали те делиться своими секретами. А потому ничего из этого не получилось. Тёмные некроманты больше подчинялись Гризе, светлые Анлии. Не смотря на то, что все они были сотворены по моей просьбе, осуждать я в праве только серых.

Линнер поймал паузу в повествовании своей Богини:

– Моя госпожа, прошу простить, за то что смею Вас перебить, но есть вопрос, который не оставляет мне покоя. Меня не смогли убить магией серых некромантов, и есть подозрение, что я так же являюсь белым некромантом.

– Твои сомнения напрасны, если бы ты был белым некромантом, то сейчас бы не стоял передо мной, но надо признать, предпосылки к познанию светлой магии у тебя есть и возможно когда-нибудь именно тебе будет суждено провести Орден к знаниям белых некромантов. Я продолжу. Долгое время мне удавалось удержать гармонию в стенах наших храмов, но потом случилось то, что внесло разлад в наши узы. Некроманты были в моей власти, да судить их могли только их Богини, но я имела власть отправить их на суд. А у моих сестёр в то время были совсем другие интересы. То, что сегодня является миром живых, когда было совсем не так, это плоды двух энергий, энергии света и энергии тьмы. Анлиа стремилась к сотворению как можно большего количества потомков, а Гриза своим последователям завещала стремление к разбоям и захвату власти всего живого.

Морана снова взяла паузу, но Линнер больше не перебивал.

– Их последователи ежедневно уничтожали друг друга, это без сомнения привело к конфликтам и только благодаря мне они как-то ещё продолжали ладить между собой, войны, это было предсказуемо, поскольку у каждого свои цели, которые они преследуют. И когда один рождён строить, он будет строить, а рождённый ломать будет ломать. Кому-то же надо расчищать место для новых построек. А, только разрушив старое, будет найдено место для построек нового. И всё шло, именно таким чередом Гриза ломала, а Анлиа строила вновь. Стали появляться мастера в своём ремесле у Анлии великие зодчие, у Гризы Ордены убийц и воров. Конфликты Богинь меж тем не утихали день за днём. Но настала пора, когда потомки Анлии не могли ужиться с соседями и обращались в Орден убийц с просьбами убить их. А последователи Гризы стали стремиться к продолжению своего рода и стали всё реже и реже хвататься за нож, без особой нужды. Такое положение дел не устраивало ни одну из сестёр. Пока они ругались между собой, это было объяснимо, ведь можно свою вину переложить на сестру. А теперь виноватых было не найти. И они ушли, оставив меня одну. Белые некроманты заперлись в башне, тёмные ушли в подземелье. Никто из них не желает мне подчиняться, ждут своих Богинь. У тебя есть возможность удержать последователя Анлии, я же должна признать своё бессилие в этом. Ты справился с порученным заданием, но именно тебе теперь нести эту ношу.

– Я принимаю Ваше указание, моя госпожа.

– Что касается девушки, похоже, с этим каноном теперь придётся попрощаться и в редких случаях делать исключения из правил. Я объявлю архивладыкам, что гнева моего в отношении тебя нет больше. Иди с миром юный некромант.

Аннабель долгое время наблюдала за происходящим, но так и не посмела промолвить ни слова, за что Линнер ей был очень благодарен.

Они вновь пришли в чувство и направились к выходу из храма, снаружи уже не было архивладык. Больше ни слова не могли сказать Линнеру, но и радоваться его победе у архивладык не было никакого желания. Одно из главных отличий чародея от своих собратьев было в том, что он всё время ухитрялся остаться в одиночестве, когда это ему было нужно. И даже сейчас он взял за руку Аннабель и позвал за собой.

В то время, как многие из учеников и даже владык хотели задать вопросы Линнеру, тот благополучно исчез из вида толпы, прихватив с собой свою ученицу.

– Есть у нас ещё одно не законченное дело.

Аннабель лишь недоуменно посмотрела на своего учителя.

– Попробуем в гости напроситься, может, если вежливо постучать, впустят.

Девушка успела научиться духовной связи с учителем, но по-прежнему не могла понять, что он ей пытался сказать. Меж тем путь, куда они направлялись, был ей знаком. Перед ними возникла башня белых некромантов, и тогда ей стал понятен смысл последних слов.

Линнер подошёл к башне и прикоснулся руками, барьер не откинул его и силой мысли он поведал свою историю о Ринделе. А после чего произнёс:

– Последователь Вашего культа натворил множество бед, пока вы спрятались от мира в этой башне, мне пришлось сделать за вас вашу работу. Вы можете не подчиняться моей Богине Моране, но ваша Богиня Анлиа не была бы в восторге, если б узнала, что её последователь, обученный одним из ваших учеников, натворил столько делов.

После этих слов отодвинулись камни у башни – открыв проход, барьер больше не отталкивал Линнер. Он поманил Аннабель:

– Вот видишь, вежливо постучали, нас впустили.

Между тем, девушка не увидела вежливости в словах учителя, но за ним была правда и чувство справедливости, а это важнее.

Линнер поднялся по ступеням и оказался в зале больших размеров, в то время как снаружи башня казалась маленькой. Здесь бурлила жизнь и он увидел существ, которые вымерли тысячи лет назад, когда его Линнера даже живым ещё не было. Перед ним стояли пять магов в белых одеждах, в глазах их он видел безразличие, один из них промолвил:

– Ты первый серый некромант, который удостоился чести вступить сюда.

– Моё имя Владыка Линнер.

– Нам известно кто ты.

– Простите, но мне не известно с кем я общаюсь.

– Это и не важно, что ты не знаешь наших имён, важно то, что ты знаешь, кто мы есть. В твоих словах мы услышали ноты отчаяния, ноты справедливости, ноты правосудия. Но не было слов, чего же желаешь. Для чего призвал нас?

– Эта девушка – Линнер указал на Аннабель – она пострадала от последователя Вашего Ордена. Я прошу Вашей помощи, верните ей прежний облик, кроме Вас никто не способен помочь.

– А уверен ли ты, что она этого желает, мне казалось, что она стала тебе достойной ученицей. Она способный некромант.

Аннабель даже хотела высказать свои возмущения, что Линнер забыл её спросить о её мнении, но не успела, ибо он продолжил:

– Ваша правда, она способна стать некромантом, однако не стоит забывать, что её отец в безутешном горе. Она не простой смертный, который проживёт несколько десятков лет и закончит свою жизнь, её можно было убить лишь магией, что собственно и произошло. Магией белого некроманта её погубили, магией белого некроманта её можно возродить вновь.

Девушка открыла было рот, но замолчала. Линнер был прав, она даже в какой-то миг возненавидела его за эту правоту.

– Хорошо… мы выполним эту просьбу.

Из башни Аннабель вышла в своём прежнем обличии. Снаружи их ждали архивладыка Алойд и отец Аннабель – великий чародей, повелитель молний Гирн, увидев свою дочь вновь живой, он заплакал. Дочь обняла отца и начала что-то с ним обсуждать.

А Линнер подошёл к Алойду:

– Архивладыка Алойд, Вы по-прежнему единственный, кто способен, заметить, когда и куда я пропадаю. Однако я удивлён, что Вы не воспользовались тем, что открыт проход в башню, Вы же так хотели с ними пообщаться, чтобы иметь возможность их понять.

– Да, хотел и хочу, но меня туда не приглашали, если будет нужно, я подожду ещё. Время всё расставляет по своим местам.

Глядя на счастливую Аннабель Линнер не стал возражать, как вдруг слева он увидел образ Риндела…

– Сгинь нежить, не вернулась ещё твоя Богиня, некому пока тебя судить.

– Линнер, сам то живым давно стал? Я знаю, что судить меня некому, а потому мы с тобой будем одним целым. Я к этому уже привык, теперь твоя очередь…

Алойд лишь удивлённо посмотрел на Линнера, пытаясь понять, кому это он сказал про нежить. Но вдруг к ним подошла Аннабель:

– Учитель, Вы же не думали, что так легко от меня избавитесь. Белые маги вернули мне тело, но от клятвы Моране они меня не избавляли, а потому я по прежнему Ваша ученица.

Линнер было хотел что-то сказать, но промолчал, а архивладыка рассмеялся…

– Кого-то она мне напоминает.

– Может быть, но Орден от меня не в восторге, а когда нас станет двое.

– Не переживайте владыка, Орден сам не знает, чего хочет и чего ему надо.

 

Вы так же можете скачать pdf-версию романа здесь: наши книги и обсудить на нашем форуме: Владыка Линнер

Спонсоры: