Lord Linner - sense of the raven

Мне только имя твоё Баньши,
Заставит вспомнить всё, что раньше
Ценить с тобой мы не могли.

То, что имели, всё не важно,
И умирать с тобой нам страшно.
Костров нас ждут уже огни.

Мы взаперти высоких башен,
Мне только имя твоё Баньши.
Должно оно меня спасти…

Он стоял на каменном полу, держа в руках свиток на котором было написано его стихотворение, он так боялся забыть его, что записал на хрупкий пергамент. Последняя материя, что осталась у него в воспоминаниях. Порой ему казалось, что начинал забывать себя, как он выглядит, что это всё лишь иллюзия, но потом снова и снова уверял себя, что он не осознанно себя саморазрушает, что нужно выбраться из этого плена. И он обязательно сделает это, но нужно время, осталось совсем немного и он обретёт свободу, но что это…

Перед ним вдруг возникли фигуры, три силуэта. Одного он часто видел, когда тот видел своё отражение, двое других так же были ему знакомы.

– Боже, куда Вы меня привели – в истерике закричал один из трёх.

– Глупец, зачем ты привёл их сюда – ответил им человек с пергаментом в руках – ты должен был сидеть тихо и не высовываться.

– Не желаете ли представиться? – произнёс второй мужской силуэт. Силуэт третьего спутника выдавал в себе женские черты.

– Не желаю, разве это важно.

– Конечно, важно, имя несёт в себе историю, история позволяет понять.

– И что же история позволит Вам понять?

– Как Вы докатились до этого.

– Да, кто Вы такой? С чего бы это Вам меня судить и говорить мне до чего я докатился?

– Думается мне, Вы знаете кто я, но мне не страшно представиться. Моё имя Линнер, Вам известен как владыка Линнер.

– Некромант, чей авторитет идёт вровень авторитету архивладыки. Да, наслышан. С чего Вы взяли, что мне страшно представляться?

– Начнём с того, что я этого не утверждал, продолжим тем, что Вы так и не представились.

Помещение, в котором они находились, было похоже на пещеру. Только не видно было ни одного входа и ни одного выхода. Девушка осмотрела весь Зал, но так и не увидела ни одной лазейки куда-либо пробраться. Как сюда попасть, кроме как тем загадочным образом, которым её учитель её сюда перенёс, да и где они. Эти вопросы сейчас были в её голове.

Силуэт перед ними меж тем продолжал молчать, изучая тех, кто стоит перед ними. А священнослужитель смотрел на силуэт с ужасом, потом вдруг закричал:

– Это ведь твой глас я слышал, но ты не Бог. Ты… ты человек. Что… что я наделал.

– Я не человек. Может я и не Бог сейчас, но всё познаётся в сравнении и быть может, тебе ещё повезёт увидеть моё могущество.

– Нет у тебя никакого могущества – вмешался в их разговор Линнер – даже имя своё сказать боишься. Но, мне признаться, оно и не нужно. Именем Мораны я заберу тебя отсюда и отведу на её суд.

– Ничтожество, ты думаешь, что способен причинить мне вред? Ты ведь знаешь, где ты находишься.

– Да, в его сознании.

Аннабель посмотрела на Линнера:

– Учитель, я не понимаю, что это значит?

– Мы привыкли называть душой энергию, которая управляет нашим телом. В каком-то смысле наше тело, это оболочка, которая является носителем души. А душа в свою очередь является носителем сознания. Мысли, воспоминания у них нет материальной оболочки, есть только духовная. Чародей, у которого мы гостили, он создал свой собственный мир, познав эту технику, я не сразу это понял, даже после сражения с драконом, был уверен, что это настоящий дракон, а не искусственно-созданная иллюзия. Ведь всё настолько реалистично выглядело. Лишь потом, мне стало ясно, что к чему. Видимо маг настолько долго ходит по этому свету, что застал времена, когда драконы были ещё живы.

– Я недооценил тебя Линнер, так значит, ты был у отшельника, тебя он тоже отказался учить? – вдруг перебил его силуэт.

– У меня нет желания общаться с трусом, который боится назвать своё имя.

– Хватит упрекать меня в том, чего на самом деле нет. Моё имя Риндел, но оно тебе ничего не дало, а потому я и не желал тебе представляться, тебя интересует другое, кто я такой и почему так легко уходил от уловок твоих собратьев и самое главное твоей госпожи.

– Нет, самое главное не почему, а зачем. На вопрос почему, мне и так известен ответ, в открытом пространстве у тебя нет против них не единого шанса.

– Зачем? Всё упирается в моё прошлое, знаешь Линнер, а мы ведь с тобой в некотором смысле похожи. Ты некромант, последователь культа Мораны, стал, приближен белым некромантам. А я, я был последователем культа Анлии и был изгнан за ослушание наставника. Тоже, как и ты, я ослушался, когда мне показалось несправедливым, что юную девушку убили лишь за то, что она была из другой деревни и просто хотела вернуться домой. Да, я воскресил её, но мой наставник заявил, что некроманты не должны вмешиваться в дела смертных.

– Простите, что перебиваю, но кто такая Анлиа – вмешалась в разговор Аннабель.

– Анлиа, сестра Мораны, одна из трёх сестёр, Богиня жизни – пояснил Линнер – продолжай пожалуйста Риндел, мне это действительно интересно.

Некромант сначала был недоволен, что его перебили, но потом всё же продолжил:

– Он убил её, Линнер, это несчастное дитя, не успев обрести второй раз, дар жизни, была убита снова.

– Таковы правила и ты знал, на что шёл, ведь тебе их разъяснили.

– Да, мне разъяснили, но кто позволил этим чудовищам писать эти правила? Кто их писал, кто сказал, что нужно жить по этим написанным не ясно кем правилам? Знаешь, а я даже зауважал твой Орден, Морана с Вами ведёт беседы, не всегда, но обращает всё же свой взор. Ни один последователь Орден Анлии не мог похвалиться беседой с ней. Она никого не одарила своим вниманием. И почему я должен почитать её правила? Может, её и вовсе не было?

– Что ты сделал Риндел.

– Убил его, так же, как он убил её. Но он предвидел мой поступок, что меня удивило, потом я понял, что он нарочно дал себя убить, чтобы у меня не было даже малейшего желания вернуться в Орден. Он наложил заклинание, которое не позволяло мне больше её воскрешать. Ни одно заклинание белых некромантов не имело силы. Но он не учёл, что я пойду в твой Орден. Да Линнер, я вновь воскресил её, если бы ты только видел её глаза, это уже была не та благодарная за спасение девушка, она видела во мне чудовище, прокляла меня известными ей проклятиями. Не стал спрашивать, кто и где её научил этому, уже мне пришлось сделать то, что до меня делали другие.

– Эта несчастная умерла в третий раз.

– Да, и после этого я возненавидел вас, всех вас, всех некромантов.

– За то, в чём виноват был сам?

– Я хотел ей помочь. Я мог ей помочь Линнер, почему всё так не справедливо?

– А кому сейчас ты хочешь помочь?

– Сейчас я хочу помочь себе, я сотру с лица последние воспоминания и Ордене Мораны и от последних последователей Ордена Анлии.

Линнер засмеялся. Потом посмотрел в глаза Риндела:

– И ты, правда, веришь в то, что тебе это удастся?

– Конечно, почему нет?

– Потому что я тебе не дам этого сделать. В прочем, даже если мне это вдруг не удастся, есть ещё множество архивладык, которые тебя остановят. Ты же остался простым учеником, запутавшимся в своих желаниях. То, что ты жив до сих пор, это случайность.

– Простым учеником? Линнер, как думаешь, где сейчас все те, которых ты так долго искал? Да, я знаю твоё задание. Тебе поручили отыскать пропавшие души некромантов. Ты их отыскал и скоро ты к ним присоединишься.

– Учитель, о чём он говорит? – Вновь вмешалась Аннабель.

– Он получил всю силу тех, кто пропал, и сейчас в его планах забрать и нашу с тобой силу – спокойно ответил Линнер – правда ему это не удастся. Единственное на что он может рассчитывать, это остановить меня, но не поработить. Я разгадал твою загадку Риндел.

Силуэт пожал плечами, вокруг вдруг загорелся огонь на факелах, и стало видно черты лиц. Человек в чьём рассудке это происходило, сжался в комок и щебетал что-то себе под нос, ожидая видимо, что всё это ему только снится и он сейчас проснётся. Но сон не прекращался и эти ужасные люди всё ещё стояли рядом с ним.

– Ну и чего же ты ждёшь Линнер – прервал тишину Риндел – разве ты не хочешь мне рассказать ответы?

– Нет, конечно же, это тебе нужно кому-то высказаться, чтобы услышать одобрение и обрести хоть какой-то смысл своего существования. А мой смысл не терялся, а потому мне не нужно его искать. Но раз уж ты просишь, то я отвечу на твой вопрос, только сначала я закрою за собой дверь, не хочу, чтобы ты сбежал.

– Какую ещё дверь?

Линнер поднял руки над человеком, который стал проводником в его сознание. В один миг огромный костяной шарообразный кокон окутал его, после чего исчезли и кокон и находящийся в нём священнослужитель.

– Браво Линнер, я знаю это заклинание, ты погрузил его душу в свою. В реальном мире этот кокон вырвался бы наружу уже через пару минут, здесь же, в подсознании, ты можешь прятать его несколько часов. Но я не собираюсь бежать Линнер, я похороню тебя здесь и если понадобиться похороню и себя. Похороню всех.

– Я обещал тебе ответить, какую загадку я разгадал. Глиняный кувшин с водой. Один из священников сказал, что там смерть моя. Подозреваю, что такие же сосуды с водой видели и другие некроманты. А может и не такие, а может и не с водой, а может и не чаши вовсе. Это ведь могло быть что угодно, любая вещь, любого размера. И чем она не приметнее, тем лучше, потому что чем проще вещь, тем меньше в ней может быть сложного. Как можно найти сложное там, где его нет, так же как и найти смерть, там, где её нет. И если некромант в простом находил сложное, то он находил и смерть.

– Учитель поясните?

– Мысли, это верёвки сознания. Молодые ученики, пытаясь разгадать эту загадку, сами же себя спутывали и загоняли в ловушку, построенную этим гением.

– Как странно, ты не называешь меня глупцом, не пытаешься оскорбить?

– Это бы только потешило твоё самолюбие, нет, не доставлю тебе такого удовольствия.

– Тем не менее, зная о той силе, которую я получил, ты пришёл сюда, не приведя за собой подмоги, это не разумно Линнер. Можно же было заручиться поддержкой архивладык.

– Зачем отвлекать архивладык, по такому пустяку.

– Пустяку, Линнер ты же говорил, что не хочешь меня оскорблять.

– Конечно, не хочу, но у меня не остаётся выбора. Сила, которая была обманом тобою получена, моей силе не ровня, а потому нет смысла просить помощи у кого-то более сильного.

– Я больше не буду это так терпеть.

С этими словами он взмахнул руками, и сгусток тёмной энергии лучом метнулся в сторону Линнера, тот лишь отмахнулся. Лицо Риндела исказилось от изумления. Он снова взмахнул рукой, потом ещё, ещё, и ещё, и вот уже пять лучей одновременно и с одной скоростью были направлены на Линнера. В момент столкновения Линнер внезапно исчез и появился уже в другом месте.

– Так и будешь отражать мои атаки и ничего при этом не предпринимать?

– А зачем, ты не в себе от ярости, того гляди сам себя поранишь, а мне даже делать ничего не придётся.

– Ах вот ты, что затеял. Ну, нет, не доставлю я тебе такой радости.

Из рук некроманта, как из жерла вулкана стали вылетать огненные шары один за другим. Линнер явно не ожидая такой прыти, отскочил в сторону в поисках места для укрытия. Эта схватка чем-то напомнила ему битву с драконом. Только тот огонь был лишь чужой фантазией, а этот. А, в самом деле, чем этот огонь отличается от того.

– Вижу Линнер, ты уже не считаешь, что тебе ничего не придётся делать – Риндел засмеялся.

– У тебя не здоровый смех, может быть тебе нужна моя помощь?

– Да ты никчёмен Линнер, ты даже себе помочь не в силах, смотри, ты же прячешься, а я даже не показал тебе ещё всю свою мощь.

– С чего ты взял, что я от тебя прячусь. В прочем, пусть так, я прячусь, но это для того, чтобы ты себе не навредил.

– Не лги мне Линнер и не лги себе. Ты прячешься потому что, как и любой некромант, сгоришь от одного попадания таким огненным шаром. А новой оболочки ты себе здесь не найдёшь.

– Ты уверен?

С этими словами Линнер вышел из укрытия и принял на себя летящий в сторону огненный шар. Риндел аж подскочил от радости, что одно из его беспорядочно выпущенных заклинаний, наконец, нашло свою цель.

Но его радость была не долгой, вскоре он заметил, что шар, который должен был сжечь Линнера вошёл в него, так будто бы некромант сам стал огнём и поглотил силу, что слабее.

– Как это возможно?

– Странно слышать это от тебя. Это ведь с твоей подачи священнослужители на святом огне жгли некромантов. Как видишь, я не побрезговал ударить тебя, твоей же рукой.

– Но святой огонь, это магия белых некромантов, кто тебя научил?

– Никто, я сам её познал, вспоминая сколько раз меня, жгли на этом самом огне.

– Учитель, а в чём суть этого святого огня?

– Аннабель, святой огонь был передан священнослужителем одним из белых некромантов, этот огонь был рождён в душе и выпущен из неё. Сейчас я породил такой же огонь в своей душе и выпустил его, превратив в святой огонь свою оболочку. И всякий раз, когда Риндел будет меня пытаться поджечь, он лишь усилит мои способности.

Воспользовавшись тем, что Линнер разговаривает с ученицей, Риндел на мгновение исчез, потом появился рядом с Линнером и вновь попытался поразить его лучом смерти. По своей природе луч смерти не может навредить некроманту, так как способен лишь уничтожить оболочку, но здесь, потеряв оболочку, некромант теряет свою жизнь и оказывается в подчинении того, кто эту оболочку потерять не успел. Но луч не нашёл своей цели, с Аннабель разговаривала иллюзия.

– Иллюзии, они прекрасны. Их главное достоинство в том, что когда они уходят, ты не расстраиваешься. Потому что не успеваешь к ним привыкнуть.

– Да как это возможно. Это моё подсознание, а не твоё. Я здесь хозяин.

– Нет, это не твоё подсознание, пора уже смириться с этим.

Линнер видел, что что-то очень расстроило Риндела, но он не мог понять что именно. Он взмахнул рукой и в воздухе появился призрак большого чёрного ворона.

– Давай Линнер, я знаю, что и это заклинание ты познал, ты просто обязан был его познать.

– Почему ты так уверен?

– Потому что Риндел – с языка первых белых некромантов переводится как «Чёрный ворон», нужно ли мне объяснять, что значит твоё имя?

– Нет, не нужно. Но ты не увидишь того, что ожидаешь увидеть. Но раз уж ты так просишь, хорошо, я покажу тебе белого ворона.

Закончив фразу, Линнер побежал в сторону порхающей в столь узком пространстве большой птицы. Было видно, что ворону неудобно находится здесь и становилось не понятно, для чего он вообще был призван.

Когда некроманту до цели оставалось всего-то пару метров, птица набросилась на него. Яркая вспышка, призрак чёрного ворона растаял, создав чёрную дымку, а на его месте уже распростёр крылья белый ворон. Но недолго присутствующие могли любоваться этой диковиной птицей, тут же он обернулся обратно в некроманта.

Линнер поднял глаза и произнёс:

– Риндел, у тебя ещё есть время одуматься и пойти Моране на поклон. Покайся, уверен наказание будет, но не настолько суровое, как если я склоню тебя силой.

– Единственное, что меня сейчас действительно беспокоит, так это то, что ты до сих пор не соизволил на меня напасть, это меня оскорбляет Линнер. Имей уважение.

Риндел снова начал махать руками и на этот раз с потолка стали падать на пол сталактиты. Да такие острые, что зубы дракона казались Линнеру не столь страшными. Поняв, что долго прятаться от таких падающих глыб у него не получится, он поднял руки вверх, его глаза загорелись, а земля затряслась.

– Что-то это Линнер, ты решил испугать меня землетрясением? Знай, я уже испугался, лови ещё пару камушков.

Риндел вновь поднял руки и с потолка в сторону Линнера полетели три острых скалы, как вдруг из земли вырвался огромных размеров змей из костей и буквально проглотил падающие на Линнера камни. Линнер направил руку на Риндела и змей пополз в его сторону, тот недолго думая стал искать самую высокую точку, где бы змей, по его мнению, не смог его достать.

– Так вот значит, чему научил тебя чародей – забормотал безумный некромант – как это мудро с его стороны. Костяные драконы архивладык обломали бы крылья об низкие потолки, а этого гада пойди, останови.

– Это значит, что ты решил сдаться?

– Не дождёшься Линнер. Себя-то допустим, ты в силах защитить, а что скажешь на счёт девчонки?

Камни с потолка стали падать ещё быстрее и перед Линнером встал вопрос, как быть, либо гнать дальше свою цель, либо спасать ученицу.

– Аннабель, бегом ко мне.

Линнер предпочёл спасти ученицу и змей ушёл под землю. А скалы всё продолжали падать с потолка. Радости Риндела не было предела, как вдруг, некромант добежал до своей ученицы, поднял руки вверх, только сейчас Аннабель заметила, что глаза учителя всё ещё горели.

– Обними меня и ничего не бойся.

– А чего я должна бояться?

Земля под их ногами зашевелилась, девушка не сразу поняла, что она и её учитель оказались в пасти того самого змея, который только что гонял их врага, а теперь хочет их сожрать. Да чего там хочет, он их жрёт, жрёт вместе с землёй и падающими скалами.

– Ты можешь взять власть над этой скалой?

– В каком смысле?

– Подними и держи её в воздухе, мы будем стоять на ней, и тогда змей нас не проглотит, а только будет держать в пасти.

– Поняла, я смогу, я справлюсь.

– Ну и отлично.

Теперь у Риндела была новая проблема, перед ним стоял змей, которого не брало ни одно заклинание, и который слопал его цель. Не зная, что делать он бранился не самыми лестными словами и проклинал Линнера за то, что тот его опять обманул. А между тем змей приближался, загоняя чародея в угол. В тот момент, когда Риндел переносился с одного камня на другой, змей резким рывком сбил его на землю, некромант потерял контроль над своим телом, но успел увидеть, как из пасти змея вышли Линнер и Аннабель.

– Я же говорил тебе Риндел, что когда склоню тебя сдаться силой, наказание будет ещё суровее.

– Какой смысл жить Линнер, она, она ведь даже не сказала, как её зовут.

– Её звали Орхелин, она получала удовольствие от того, что благодаря своей красоте уводила мужей у разных дев. Те и наняли убийц. Когда ты её воскресил в первый раз, она осталась красивой и могла продолжить своё ремесло, а во второй раз она была в не живой оболочке, никому, кроме тебя не нужная, этого то она тебе и не простила.

– Откуда тебе это известно?

– Это было моё первое задание в мире смертных, выяснить, кто и с какой целью воспользовался некромантией, или ты думал можно кого вздумается воскресить, и никто этого не заметит? А теперь я сделаю с тобой то, что ты привык делать с другими некромантами.

Линнер прочёл какое-то не ясное для Аннабель заклинание, и безжизненное тело упало наземь.

– Нам пора домой.

– Что с ним стало?

– Пока ничего, он в моём подсознании.

Некромант вернул в помещение священнослужителя, тот разглядывая разбросанные вокруг камни, ловил себя на мысли, что когда он был здесь в прошлый раз, было как-то почище, и не пахло серой. Он даже взял один камень в руки, чтобы понять насколько реально всё то, что он сейчас видит.

– Не время собирать камни. Давайте снова присядем и возьмёмся за руки.

– Вы и в прошлый раз тоже говорили взяться за руки, а потом меня сюда заволокли.

– Хотите, чтобы в жабу превратил?

Священник не стал больше спорить, они взялись за руки, как в прошлый раз и Линнер очнулся уже в своём теле, через какое-то время пришла в себя Аннабель. Священнослужитель просыпался дольше всех. Но лучше было бы для него не просыпаться вовсе.

 

Вы так же можете скачать pdf-версию романа здесь: наши книги и обсудить на нашем форуме: Владыка Линнер

Спонсоры: