Lord Linner - sense of the raven

Раскрыть заговор оказалось не очень просто, но ещё сложнее было понять, что делать дальше. Было ясно, что за всем этим стоит верховный пастырь, но кто это и где его искать. У некроманта была идея по этому поводу, но очень уж он не хотел поступать именно так. Однако смирившись с тем, что у него просто нет иного выбора, он покинул замок королевы, а после и само королевство.

Аннабель уже не спрашивала, куда они идут, было ясно, что даже если её учитель и скажет, куда они идут, появится ещё один вопрос зачем, а следом за этим появятся и другие вопросы. Люди, они тратят много времени на разговоры, и совсем мало на поступки, перекладывая свою ответственность на других. Он был мне должен или нет, она была должна. Но нет, на самом деле никто никому ничего не должен. Мы сами себе что-то должны. И вот сейчас она следует за учителем, потому что должна себе так поступить.

Двое суток они шли по холмистой местности, не говоря ни слова, к удивлению обоих некромантов люди на их пути им не попадались. Они вышли на равнины, трава на которых не так давно высохла и была кем-то сожжена.

Линнер посмотрел на свою ученицу и произнёс:

– Тебе совсем не интересно, куда мы направляемся?

– Интересно.

– Но ты не спросишь?

– Нет, не спрошу.

– Почему?

– Потому что Вам самому не терпится это рассказать, а потому мне надо только подождать.

– За тем лесом – он показал рукой вдаль – за тем лесом будут болота. Это не простые болота, в них обитают ведьмы из рода Айвлин. Их род был проклят и обречен, гнить в этих болотах.

– А кто и за что их прокляли и зачем мы к ним идём?

– Один некромант из нашего Ордена. Ведьмы имеют очень древний и могущественный артефакт, он хотел им воспользоваться в своих целях, они отказали. В ответ на это он их проклял, заточив себя в этот артефакт.

– Сдаётся мне, с тех пор не очень жалуют они некромантов.

– Да, нас они не любят.

– Но мы всё равно к ним идём?

– Да, нам нужна их помощь.

– И они нам помогут?

– Да, потому что им нужна наша помощь, хотя они об этом и не знают. Эти ведьмы, мне было поручено решить проблему с ними, это я к ним направлялся, но меня окатила грязью карета, а позже я спас дитя её владельца.

– То есть, если я правильно поняла, Вы сами не знаете, что нас ждёт.

– Ну почему же, знаю, один раз они меня сожгли и два раза варили в котле. Но фантазия у них богатая, надо отдать должное, в последний раз перед казнью мне обещали, что превратят в лягушку и отдадут на растерзание цаплям.

– Я ещё больше не понимаю, зачем мы туда идём.

– Мне нужен их артефакт, без него нам этого пастыря не найти.

– Хочется верить, что Вы знаете, что делаете учитель.

– Мне тоже хочется в это верить.

Лес, по которому они шли у нормального человека вызвал бы отвращение, а у некроманта наоборот вызвал восхищение, некоторые виды живых существ сохранились только здесь. Люди боятся их внешнего облика и истребляли нещадно. Чем-то это болото издали напоминало ему обитель некромантов.

К некроманту подбежала ерза, выглядит как крыса, только пальцев на каждой лапе по четыре, зубы не настолько остры, как у крыс, а шерсть покрыта ядом.

Линнер топнул ногой по земле, махнул рукой и крикнул:

– Брысь!

– Зачем Вы её прогнали учитель?

– Когда-нибудь ведьмы покинут эти края, а это животное, не смотря на то, что травоядное, единственная живая тварь в округе, которая опасна для человека. Ведьмы уйдут, придут люди и будут истреблять всю живность так или иначе предоставляющие для них угрозу. Так пусть знает, что к людям приближаться нельзя.

– Это кто это здесь себя хозяином почувствовал – вдруг раздалось издали – не в своём болоте не командуй.

Вокруг вдруг раздался свист, и масса любопытных взглядов со всех сторон стали разглядывать некроманта и его спутницу.

– Ну, привет красавчик, смотрю купание в котле, настолько понравилось, что ещё и подружку привёл.

– И тебе быть здравой Гельда, вижу бледная вся, тебе бы куда-нибудь отправиться, позагорать, а то в Ваше болото солнце то совсем не попадает.

– Дерзить удумал?

– Ни в коем разе, помочь хочу.

– Уже не раз пытался, и каков итог, два раза на костре сожгли и восемь раз сварили, а ты опять свой нос в наши края заволок. Уйди сам, не переводи наши дрова и воду.

– Что случилось, с дровами стало туго или с водой?

– Да нет красавчик и воды в достатке и дров, устали мы с тобой бороться. Ты же паразит такой опять явишься, снова будешь нашу живность шушукать.

– А я ведь, правда, помочь явился.

– Себе помочь не в силах, а нам решился.

– Правда твоя, себе помочь не в силах, а потому я помогу вам, а вы мне.

– Твой брат нас сюда упёк, почему мы верить должны словам твоим?

– Хотя бы затем, что восемь раз варили и два раза сожгли, а я вам так ничего в ответ и не сделал, должок за вами.

– Ну что же, допустим, и что же ты хочешь, как помогать будешь?

– Проклятие снять хочу, а вы взамен мне человека одного отыскать поможете, дела не добрые с его подачи творятся, надо бы мне с ним повидаться, побеседовать.

– Да будет так красавчик, но помни, раз ты нам поможешь, раз мы тебе не более.

– Не пойдёт, ещё одно условие.

– Какое такое условие?

– Двое вошло сюда, трое уйдут.

– Как так трое то? Некроманты детей делать не умеют, разве что мёртвых, да тел живых давно уж не хоронили.

– Своё заберём, ты знаешь о ком я.

– Обиды на него не держим, он сам себя больше чем нас наказал.

– Помнишь ли слова, что он сказал, перед тем как заточить себя? Мне нужно слово в слово.

– Мы слова те даже записали, да уже лет сто как бьёмся, разгадать не можем. Ведьма подвела Линнера к камню, тот посмотрел на него и задумался.

– Не первый ты некромант, что приходил после этого, сколько мы вас жгли, резали, варили, а толку никакого.

– Так вы неверно поняли проклятие, давай вместе прочтём. До тех пор, пока раб Мораны не попросит у Богини смерти прощения за Вашу дерзость не покинуть Вам земель здешних.

– И где же мы неверно поняли то?

– Некроманты не рабы смерти, мы её слуги. Рабами становятся те, кто были преподнесены в жертву. И не просто убитые, а сами желавшие этой смерти.

– Так красавчик, тебя вот варили, мог и попросить.

– Нельзя быть и рабом и слугой одновременно, равно как нельзя умереть дважды. Жертву нельзя выбрать путём жребия или заставить. Только добровольная смерть.

– Как зовут тебя некромант?

– Владыка Линнер.

– Попроси, пожалуйста, у своей Богини, чтоб со мной не очень строго была, эти не пожертвуют себя ради остальных, я была единственной, кто не был против помочь твоему брату.

Некромант не успел понять, что она имела в виду, как ведьма выхватила нож и вонзила его себе в грудь. Последнее что она успела произнести:

– Прими же меня в дар Морана.

Безжизненное тело упало наземь.

В тот же миг одно из деревьев задрожало и из него выпало тело. Бледное с трупными пятнами, после того как оно зашевелилось Линнер понял, кто перед ним сейчас лежит. Он обратился к нему:

– Архивладыка Минок. Моё имя Линнер, обращаются ко мне владыка Линнер, меня послали за Вами.

– За мной? Владыку? Архивладыкам видимо не льстит возвращать себе подобных?

– Простите мне мою дерзость архивладыка, но до меня приходили шесть архивладык, и никому из них не удалось сделать то, что удалось сделать мне.

– Смог сделать то, что оказалось не по силам архивладыкам? Видимо какой-то особенный, скорей всего остальные тебя ненавидят. Тогда помоги мне справится с этими ведьмами.

– Архивладыка, Вы на ногах то ели стоите, а продолжаете жаждать мести?

– Как ты смеешь мне дерзить? Ты всего лишь владыка.

– Гнев затмил Ваш разум, они обещали, что не тронут Вас, не то бы давно уже разорвали на части, так много боли и страданий Вы причинили им своим проклятием. Но они простили Вам это, простите же и Вы их.

– Моя Богиня не учит меня прощению.

– Может и так, но слышите ли Вы её глас?

– Я может и отвык от тела и силы ещё не до конца вернулись ко мне, но слух не потерял.

– И что же она Вам говорит?

Архивладыка Минок замолчал и его без того белое лицо побелело ещё больше. Глаза расширились, он пошатнулся, посмотрел на Линнера, потом на Аннабель и произнёс:

– Так это правда? Но как же так, неужели не было иного выхода?

– На всё воля Мораны.

– Но я не понимаю.

– Моране не нужны рабы, но она не откажется от слуг. А поскольку именно Вы прокляли ведьм, то и Вам нести эту ношу.

– От меня отрекутся все некроманты Ордена.

– Неужели это ещё хуже, чем сидеть в заточении собственного поступка, неужели Вы за всё это время ни разу не сожалели о содеянном?

– Сожалел, конечно же, но я и представить себе не мог, что всё так далеко зайдёт.

– Архивладыка Минок, я думаю, моя миссия выполнена, Вы сами знаете, как должны поступить. Я знаю, я не имею права у Вас что-либо просить и тем более требовать, но ситуация в которой я сейчас оказался не оставляет мне другого выбора.

– Говорите владыка, я действительно перед Вами в долгу, а должником оставаться мне бы не хотелось.

– Ваше проклятие, мне нужно познать это заклятие.

– Мне оно принесло лишь разочарования и признаться делиться с тобой им не хочется не столько из жадности, сколько из того, что не желаю тебе пережить то, что пережил я. Ты действительно хочешь, чтобы я тебя обучил этому.

– Боюсь, у меня правда не будет другого выбора.

– Понимаю.

Некроманты сели друг напротив друга и подняли руки. Из их глаз исходил свет, а вокруг была аура неясной энергии. Все маленькие ветки, сучки, камни, пылинки раздуло в стороны. Пустота образовала круг, в центре которого сидели два мага, никто не рискнул к ним приблизиться, а если бы и рискнул его или её тут же отшвырнуло бы в сторону.

Они просидели так какое-то время, и Аннабель стала переживать за своего учителя, ей показалось, что Архивладыка вытягивает душу из Линнера, но когда на её глазах всё это действо стало прекращаться, она успокоилась.

Архивладыка Минок встал первым:

– Прощайте владыка Линнер, я надеюсь, мой долг уплачен?

– Вполне Архивладыка, Вы дали мне даже больше, чем я смел бы просить.

– Вы владыка ещё не поняли, что попросили, пожелаю Вам не испытать того, что испытал я. Прощайте Линнер, меня ждут, теперь я ещё больше буду ценить каждую минуту свободы.

Он отошёл в сторону, где было не так много деревьев, прочёл какое-то заклинание, поднял руки до уровня плеч, было видно, что свет исходит уже не только из его глаз, но и из пальцев его рук. Ведьмы всё это время внимательно наблюдавшие за происходящим, разбежались в разные стороны, глядя на то, что происходит и, ожидая чего-то ужасного.

Но на этот раз им ничего уже не грозило.

В небе показалась яркая вспышка, и что-то белоснежное стало приближаться к опушке, где стоял некромант.

Не смотря на то, что никакой опасности по-прежнему не исходило, новый гость ещё больше напугал ведьм, он был ещё далеко, а уже вселял ужас. Что-то летело и Линнер это видел и чувствовал, более того это видел не только он, а про чувство ужаса, ему некроманту уже несколько сотен лет не знакомое, говорить не стоило. А между тем именно чувство ужаса он видел в глазах и на гримасах несчастных женщин и без того уже настрадавшихся за последние пару сотен лет.

Линнер позволил себе подойти ближе к архивладыке, когда светило приблизилось настолько, что его стало возможно разглядеть невооружённым глазом. Это был какой-то древний ящер, не дракон, но не менее опасный. Причём это был не просто ящер, а его призрак, т.е. он был бестелесный. Не удивительно, что всё живое вокруг попряталось по углам и щелям. Никогда ранее Линнер не видел таких змеев, не удивительно, что Минока не только терпят в Ордене, но и так долго старались вернуть, не смотря на его скверный характер. Архивладыка меж тем, сел на спину ящеру, помахал рукой некроманту на прощание и его верный друг и товарищ унёс его в облака.

И только Аннабель по-прежнему стояла и смотрела на происходящее, не понимая ничего, и глядя на учителя ждала объяснений.

– Я сам не знаю, что это за змей – прервал молчание Линнер.

– А что он имел в виду, когда говорил, что от него отрекутся все некроманты Ордена?

– Ах да. Слышать голос Мораны тебе пока не дано. Ведьма, которая принесла себя в жертву, попала в царство Мораны. И она, не желая видеть у себя рабынь, нарекла её слугой и отправила обратно в мир живых. Так что в Ордене теперь две женщины ставшие некромантами, архивладыке Миноку же в наказание за его проклятие суждено теперь стать её учителем.

– Но они же ненавидят друг друга.

– В этом вся сложность их испытания.

– Даже не знаю, кому легче мне и Вам или им двоим.

– Не нужно искать лёгких путей.

Линнер повернулся к ведьмам:

– Свою часть уговора я выполнил, теперь за вами черёд.

Перепуганные змеем ведьмы, стали выползать из чащи одна за другой озираясь вокруг, словно ожидая возвращения змея. Они собрались вокруг некроманта и дерева возле которого появился архивладыка.

– Чего же ты хочешь? – прошипела одна из них.

– Вы хоть и были заточены в этом болоте и не могли его покинуть, но благодаря своему артефакту можете следить за всем, что происходит вокруг. Если не ошибаюсь, вы зовёте его ведьмин глаз.

– Один уже пытался заполучить артефакт, закончилось всё проклятием. Неужели ты думаешь, что освободив нас от проклятия, которое некромант и сотворил, мы отдадим тебе наш глаз?

– Я не прошу вас мне его отдать, я прошу вас помочь мне отыскать одного человека, очень сильно виноватого перед моим Орденом, перед ней – Линнер указал на Аннабель – и ещё много перед кем.

Ведьмы стали между собой что-то обсуждать. Было видно, что исполнить обещание они хотели, но боялись, что Линнеру этого окажется мало.

Некромант между тем стоял, молча наблюдая за происходящим. Пока в разговор не вмешалась Аннабель:

– Вы получили, что хотели, теперь дайте нам то, что мы хотим, и мы уйдём.

– Хорошо, говорите, кого именно вы хотите найти?

– Служитель святого слова, он стоит за многими делами, а мне не известно в какой обители он сейчас скрывается. Подозреваю, что без вашей помощи прольётся много невинной крови.

– Дорога, по которой пришли, она имеет распутье перед тем, как дойти до нашего болота. Вот поверните туда и найдёте того, кого ищете.

– Я знаю эту дорогу, она видёт к пустой обители, там уже несколько веков никто не обитает.

– Разве тот, кто жаждет спрятаться, обязательно должен быть у всех на виду?

– Но это же безрассудно, зная, сколько людей, жаждут его смерти.

– Ведь не зная того, что мы сказали, ты бы истребил все обители, а в ту бы так и не зашёл. Да и потом не все люди знают о нём. Кто кроме тебя и твоей спутнице знает о том, что произошло?

Линнер задумался, он ведь даже своему Ордену не сообщил о том, что знает. Ему остаётся только верить в то, что архивладыка Минок передаст всё то, что ему поведал Линнер. Если б не рассказать о случившемся, то Минок не согласился бы поведать о технике проклятия.

Рассуждения ведьм показалось Линнеру здравым, он жестом поманил Аннабель и направился обратно.

– Прощайте добрые женщины, и простите за те страдания, что были доставлены нашим Орденом. Спасибо за помощь.

– И ты прощай некромант, вежливости не обещаем, сам знаешь, почему и Ордену твоему в наши края лучше не захаживать, но тебе, будем рады.

Некромант помахал ведьмам рукой, проявляя жест дружелюбия, и отправился своей дорогой. Не все в его Ордене способны проявлять сочувствие живым. Преследуя свои интересы, некроманты часто не задумываются о том, что делают, что-то во вред другим. А ему Линнеру, приходится после исправлять чужие ошибки. Нет, не вызывает у него это особого удовольствия, но и выбора другого у него нет и пожалуй никогда не было.

 

Вы так же можете скачать pdf-версию романа здесь: наши книги и обсудить на нашем форуме: Владыка Линнер

Спонсоры: