Lord Linner - sense of the raven

Врата города были закрыты, по стенам лениво бродил часовой. Небесное светило село за горизонт около четырёх часов назад и ночь хранила королевство, а замок охранял покои королевы Эвелины.

Некромант усыпил бдительность стража, введя его в состояние дрёмы, когда ещё не спишь, но в то же время и не бодрствуешь. Той же силой, которой они добрались до королевства, он открыл врата, на этот раз Аннабель удалось заметить какую-то странную костяную конечность.

– Что это такое? – не выдержала она.

– Очень древняя магия. Ты, возможно, хочешь, чтобы я тебя научил ей, но я не могу этого сделать, по той же причине, по которой ни один архивладыка не сможет научить меня заклинанию призыва дракона. Просто твоего опыта на сегодняшний день ещё не достаточно.

– А когда будет достаточно, научите?

– Не исключено.

Они прошли, и врата вновь закрылись. Они прошли, и охрана проснулась, страж ужаснулся на мгновение, что пропустил кого-то из врагов, пока спал, потом его осенило, что он не единственный страж в королевстве, и он успокоился. Откуда ему знать, что в минуты его дрёмы в этом же состоянии находилась и другая стража.

Некроманты вошли в залы замка. Линнер уже ходил не единожды по этим коридорам, но тогда он был с официальным визитом, а сейчас, не смотря на то, что он всё ещё является другом королевы, он не имел желания официально заявлять о своём визите. К тому же, именно сейчас он явился не к ней.

– Мы кого-то ищем? – спросила Аннабель.

– Да, человека приближённого к семье монарха.

– Насколько приближённого?

– Настолько, чтобы знать обо всех планируемых поездках, но при этом не иметь возможности знать, что будет происходить внутри замка.

– Почему именно так?

– Потому что этот человек мог, скажем, отравить еду, а он этого не сделал и совсем не потому перед этим пищу пробуют дегустаторы. С возможностями нашего врага можно было бы подобрать такое заклятие, что разить будет нужного человека или даже нужных людей. И кулинария не единственный способ на самом деле. Зачем было выбирать столь сложный способ. Случайно оказавшийся рядом некромант, не был единственной возможностью избежать жертв. Было ещё много не случайных факторов, которые так же могли повлиять на ситуацию.

– Учитель, а почему Вы уверены, что этот человек до сих пор в замке?

– Потому что пропади он ни с того ни с сего, у стражи появятся вопросы. И они сделают всё, что в их силах, чтобы найти того, кому можно их задать. А покровительства от того, ради которого он предал монарха он не дождётся. Ему-то нужно было поспособствовать ликвидации всех. Какой смысл от всей операции, если осталась наследница.

Линнер приоткрыл дверь и вошёл в спальную комнату. Он медленно и тихо подошёл к кровати и зажёг свечи. В кровати лежал упитанный мужчина.

– Спит – сказала Аннабель – будем будить или подождём?

– Будем будить.

– Вы или я.

– Сможешь без физического контакта.

– Я могу попробовать.

– Пробуй.

Аннабель подошла поближе к спящему чиновнику и вознесла руки над его головой. Прошло две минуты, как лоб покрылся холодным потом, несчастный вскочил и, оглядывая всё вокруг сонными глазами, наполненными ужаса, забормотал:

– Нет, я не знал, простите, я не знал. Простите меня – осмотревшись и увидев гостей в своей спальне, он уже менее трусливым тоном продолжил – кто вы такие, что вам нужно, я сейчас позову охрану.

– Охрану Вы не позовёте, нужно нам знать о том, что Вы сейчас увидели и явно хотите мне рассказать, а кто я такой, думаю, Вы и так прекрасно знаете и помните. Как считаете, диалог у нас с Вами получится?

– Я не понимаю о чём Вы.

– Ну как же, о том, как Вы предали монарха, как продали его и его семью. Кстати, удовлетворите моё любопытство, что они Вам пообещали. Однако, если не знаете с чего начать, можете начать с того, кто Вы и как Вас зовут.

– Да как Вы смеете. Я Гзонеш, я министр внешней политики королевства. Я позову охрану, и Вас вышвырнут отсюда.

– Послушайте Гзонеш, никакую охрану Вы не позовёте, потому что прекрасно понимаете, что если придёт охрана, то вслед за ней явится, и королева Эвелина и ей будет очень интересно знать, с какой целью я к Вам явился. Но пока её здесь нет, и мы можем поговорить в спокойной обстановке. Так что, будем отвечать на мои вопросы?

– Вы умеете убеждать, позвольте и я задам вопрос, Вы же её друг, так почему Вы меня не сдали?

– Вот именно потому, что друг, я Вас ей и не сдал.

– Вы меня сами убьёте?

– Убить? Убить было бы слишком лёгким наказанием.

– И Вы после этих слов, правда, думаете, что я стану отвечать на вопросы?

– Конечно, думаю, Вы уже поняли, что Ваши ответы по большому счёту мне на самом деле то и не нужны.

– Тогда зачем Вы здесь?

– Скажем, для успокоения совести или может даже души. Я знаю все Ваши грехи Гзонеш, но, к моему сожалению, я не знаю чужих грехов. А именно, кто именно Вас на это надоумил. Я прекрасно понимаю, что всё это Вам особо то и не выгодно. Монарх был очень уж любезен к Вам, не подозревая, какую змею пригрел у себя на груди. Тем не менее, Вы ещё живы и Вам дано право на реабилитацию. Заметьте, Вас никто не пытает, и на костре Вас не сожгли, а как Вы думаете, стоило бы?

– Я живу в страхе, никакие Ваши пытки и рядом не стояли с тем, что я переживаю каждый день.

Линнер вздохнул. Снова осмотрел комнату. Потом продолжил:

– Богатые блюда, на роскошной посуде. Плохим аппетитом страдаете? Не отвечайте, Ваши бока за Вас уже ответили.

Он жестом руки показал чиновнику, что сейчас не желает его слушать. Подошёл к стене и продолжил:

– Там, находится сторожевой пост. Как думаете Гзонеш, нам действительно следует позвать охрану и выяснить, стояли рядом пытки или нет?

– Не надо.

– Будем говорить?

– Будем.

– Вот и славненько. Итак, мой первый вопрос, кому Вы рассказывали о передвижении монарха?

– Служителю святого слова, я потому и подумать не мог, что всё так выйдет, я думал, церковь призвана оберегать, а потом раз и такое – Гзонеш вспотел и с ужасом взглянул на некроманта – сам служитель, к слову сказать, совсем умом тронулся. Сейчас в лазарете лежит, говорил, мол, дух какой-то в голову к нему вселился и с ним беседы водил.

– Много обещал?

– Добрый господин, вдумайтесь, о чём Вы говорите, разве я нуждался в средствах? Я потому теперь и дрожу в страхе от одной мысли разоблачения, что куда мне податься? Кому буду нужен ещё? Никакими земными ценностями меня не подкупить.

– Да, земными не подкупить. Обитель для души обещал, если поможешь, да? И поверил?

– Верно, толкуете. А оно вон как вышло.

– Почему сразу не рассказал?

– А кто бы мне поверил? Разве не знал я, что нельзя об этом говорить? Знал. И неважно служитель святого слова то или простолюдин. Не имел я права языком болтать. А на счёт боков…

Гзонеш встал с кровати и подошёл к зеркалу, пристально разглядывая своё довольно упитанное тело.

– Вы видите перед собой не обиженного жизнью человека, но поверьте до того случая мои бока были более внушительны. Сегодня много средств, связей, времени потратил на поиски тех, кто это сделал. И всё впустую.

– Не впустую Гзонеш, не впустую. Именно благодаря этому Вы частично отвели внимание того, кто это натворил на себя, чем оказали мне услугу. Именно благодаря этому я сейчас с Вами разговариваю здесь, а не в каземате. Говорите, служитель умом тронулся? С духами разговаривает? Можете устроить мне с ним встречу?

– Вы сами можете с ним устроить себе встречу, он в лазарете общем лежит, охраны у него нет.

– Чтож, значит, Вы сейчас пойдёте с нами и покажете, где он лежит.

– Лазарет принимает только завтра с утра.

– Завтра с утра будет уже поздно, поздно возможно было уже вчера. Так что поднимайтесь Гзонеш.

Некромант помог чиновнику собраться и одеться, а после составил ему компанию, провожая до выхода из залы. Остановив тем же жестом, что и требуя молчания, он снова усыпил охрану и провёл их через врата.

– И это называется охрана – бросил чиновник, глядя на спящих солдат.

– Таким заклинанием обладают не многие некроманты, да и не каждый другой чародей способен на такое. И, как правило, все те, кто на это способен, доставят Вашей охране неприятностей, даже если они будут в сознании, да такие, что Ваши солдаты ничего не смогут сделать.

– И что прикажете, отказаться от охраны?

– Ну, нет, зачем, чародеев бояться не нужно. У людей почти не осталось ничего того, что было бы нужно магам. Скоро даже ведьмаки будут брезговать Вашим обществом, чего уж говорить до некромантов.

– Но Вы же здесь.

– Лишь потому, что кое-кто из смертных смел, потревожить покой Мораны.

Поймав взгляд Линнера, чиновник не рискнул более задавать вопросов и пререкаться. Дальше они шли молча. А Аннабель осматривалась по сторонам, она никогда не была в городах людей и с удивлением смотрела на ту или иную вещь в этом чуждом для неё мире.

Они дошли до лазарета и Гзонеш оказался прав, впускать их отказались, сославшись на то, что прийти можно будет только утром. Линнер, конечно же, мог усыпить и смотрителя лазарета, но кто тогда проводит его до больного.

– Уважаемый, я извиняюсь, конечно – сказал некромант – но у нас очень срочное дело к одному из Ваших больных, неужели Вы думаете, что мы бы стали Вас беспокоить средь ночи? Меня Вы допустим, не знаете, но уж господина Гзонеша я думаю, Вы знать должны. Так что будьте добры проводить нас к больному.

– А какой у Вас интерес к больному?

– Дело особой важности. Вопрос его жизни и смерти, а так же возможно, что жизни и смерти её величества.

– Вы не первый, кто интересуется этим господином.

– Как давно им интересовались?

– Да вот буквально перед тем, как Вы подошли, я даже уснуть не успел, думал он же и вернулся, а тут Вы. Ему тоже сказал утром подойти.

– Ну что же, теперь Вы просто обязаны нас провести и чем быстрее, тем лучше, а то боюсь к утру, Вашего больного мы уже не увидим.

– Как это не увидите? У нас ещё никто не пропадал. Мы тщательно следим за этим. У нас строго очень, репутация знаете ли.

– Вот пока её Вам не испортили.

– Это угроза?

– Милейший, я Вам не угрожал и не собираюсь. Просто проводите нас к больному.

Продолжая ворчать что-то себе под нос, смотритель всё-таки согласился провести ночных гостей. Они подошли к комнате с больным и ничего не вызывало подозрения, как вдруг Линнер заметил стоящий кувшин с водой. Поднёс к нему руку и прочёл какое-то заклинание.

– Эй, Вы что это? Порчу тут наводите?

– Нет, скорее наоборот, эта вода отравлена.

– Вы же её и отравили.

– Одумайтесь, а ещё ответьте себе на вопрос, а с каких это пор у больных кувшины с водой стоят?

Последний вопрос сильно озадачил смотрителя, никогда они не ставят воду у больных, их водят поить в другие комнаты. Есть мнение, не безосновательное, что вода сама по себе может быть переносчиком болезней, а потому вопрос некроманта остался без ответа.

Вдруг ни с того ни с сего с кровати подскочил больной:

– Пить, дайте мне пить.

Линнер остановил его заклинанием и, усыпив бдительность, уложил обратно в кровать.

– Странно – продолжил смотритель – это душевнобольной, он должен быть привязан к кровати. Я прикажу наказать сестёр.

– Нет вины сестёр милосердия в этих происшествиях. Не они виноваты в том, что кто-то пронёс отравленную воду. И не в их воле было развязывать Вашему больному руки.

Комната не имела окон, но в ней лежало ещё несколько человек. Он осмотрел каждого, нет, это действительно больные люди, виновник происшествия уже покинул место преступления уверенным, что хранитель тайны увидит последний сон, испив воды из кувшина.

Хранитель монастыря стоял, молча оглядываясь, не зная, что ему делать. Уже сбежались сёстры милосердия, которых никто собственно то и не звал, а некромант, воспользовавшись суетой, подошёл к больному, тот уже пришёл в себя.

– Вы помните кто Вы?

– Да, я служитель святого слова.

– Так уж и святого?

– Да святого – обозлённо ответил собеседник – если Вам не нравятся мои ответы, зачем спрашиваете?

– Я разве сказал, что они мне не нравятся? Мне всегда нравились людские заблуждения. В прочем давайте продолжим. Вы знаете, кто хотел Вас отравить?

– Я даже не знал, что меня хотели отравить.

– Какой счастливый человек, его убивают, а он даже не знает об этом.

– С чего Вы взяли, что я счастливый? – Уже раздражённо заговорил больной – ничего я не счастливый.

– Вы знаете, почему Вы здесь?

– Я говорил с духом, но мне никто не верит, эти глупцы, они мне не верят.

– Вы говорили с духом или он с Вами?

– Разве есть разница?

– Конечно, Вы можете говорить и с кроватью, но это ведь не значит, что она Вам ответит и будет с Вами разговаривать.

– Он говорил со мной, он просил меня делать страшные вещи, я не хочу… я не хочу

Больной съёжился, укрылся одеялом до носа и с испугом ребёнка стал смотреть по сторонам, глядя то на некроманта, то на Гзонеша, иногда на хранителя и сестёр. А потом он увидел ученицу Линнера, его немного перекосило, он в испуге лёг, полностью укрывшись одеялом:

– Уходите, я больше ничего не знаю.

– Знаете, любезнейший, знаете. И пока Вы мне это не расскажете, я не уйду.

– Вы меня убьёте.

– Зачем, я ведь наоборот Вас спас.

– Не Вы, она меня убьёт, она с Вами, а Вы с ней, она меня убьёт.

– Она не такое ничтожество, как Вы, убивать существо вызывающее только жалость, будет ниже её достоинства. Я задам Вам всего один вопрос, Вы на него ответите, и мы уйдём, Вы согласны?

– Хорошо.

– Дух, который с Вами разговаривал, он ведь не с рождения с Вами разговаривает. После разговора с кем, Вы стали его слышать?

Больной заметно занервничал, мотая головой по сторонам давая понять, что он был бы не против ответить, но без свидетелей.

Линнер подошел, поближе давая возможность ответить шёпотом на ухо.

– Наш верховный пастырь.

Некромант удивлённо посмотрел на бедолагу, тот лишь в ответ нервно помотал головой, делая жест, что он не врёт.

– Благодарю тебя добрый человек, будь впредь осторожен. Очень многим людям в последнее время Вы живым мешаете и этот лазарет не лучшее убежище для такого, как Вы. А теперь, как и обещал, мы уходим.

– Спасите меня.

– Я не могу этого сделать. Люди не единожды пытавшиеся добавить неприятностей Ордену Мораны – при этих словах у хранителя и сестёр расширились глаза, у кого-то в них читался ужас, у кого-то презрение и отвращение – не достойны её покровительства. У её величества я бы на Вашем месте помощи тоже бы не просил, повелит казнить.

Не дожидаясь ответа, некромант поманил ученицу, Гзонеш вопросительно взглянул провожающим взглядом Линнеру, тот ответил жестом, что более не нуждается в нём и вместе с Аннабель покинул лазарет.

– Как странно – нарушила молчание девушка – он меня узнал, даже не смотря на то, что это тело несколько отличается от моего собственного, а я его узнала, только когда он начал истереть. Линнер, Вы же знаете учитель, что его смерть, его смерть может удовлетворить меня.

– Не сможет она удовлетворить тебя, месть, это вода, которую пьёшь, а жажду меж тем утолить не можешь. Не переживайте прекраснейшая Аннабель, если Вам так хочется его смерти, смею заверить, что этому человеку не долго осталось находиться в этой оболочке. Он слишком много сделал сам и слишком много знает о том, что сделали другие.

– Куда мы направляемся?

– В гости к самой юной королеве.

– Она точно будет нам рада?

– Вам не уверен, мне будет, но Вы со мной, а значит, ей придётся смириться с Вашим присутствием.

Когда они дошли до замка, уже было утро, пройти незаметно было не возможно, в прочем и не зачем. Стражники узнали некроманта и не стали препятствовать его проходу. Один только, кто был одет в лёгкие доспехи, побежал докладывать о госте. Линнер шёл медленно давай возможность стражу доложить, а королеве привести себя в порядок и сделать вид, что с самого утра она ждёт столь важного для неё гостя.

Они снова прошли по тем залам, по которым бродили этой ночью, но шли уже в другом направлении.

– Здравствуйте Эвелина.

– Здравствуйте госпожа Эвелина.

– И я Вас приветствую мой любезный друг Линнер, кто Ваша спутница? Вы мне её представите? Мне доставляет неудобство здороваться с незнакомыми мне людьми.

– Она не человек, она так же как и я некромант, это Аннабель, дочь того чародея, который не так давно нагнал ужас на войска людей на территории двуречья, я знаю, Ваших войск там не было, но я так же знаю, что Вы в курсе того, что там было. Сегодня Аннабель является моей ученицей.

– Мне казалось, у некромантов не бывает учениц, а если бы я попросила, Вы бы и меня взяли в свои ученицы?

– Ваше величество, мы оба знаем, что у Вас совсем другая судьба, но должен признать я считаю Вас достойной стать моей ученицей. Однако я к Вам по делу.

– Вы всегда приходите по делу Линнер, хоть бы раз пришли просто так.

– Увы, моя королева, времена нынче не позволяют ходить к Вам в гости просто так.

– Позвольте, а когда же они Вам это позволяли?

А она повзрослела, поймал себя на мысли некромант, стала умнее, а ведь совсем ещё ребёнок. Тяжело это, когда снаружи дитя, а внутри взрослый человек.

– Вы правы, времена мне этого никогда не позволяли, но сейчас, я пришёл рассказать Вам, кто виновен в смерти Ваших родителей.

И Линнер поведал о случившемся ночью, и он снова увидел слёзы, на красивых глазах королевы.

– Зачем, зачем Вы мне это всё рассказали Линнер? Вам меня не жалко? Вы хотите сказать, что во всём виноват казначей, я верю Вам, но мой отец считал его самым преданным ему.

– И правильно делал, Гзонеш не ведал, что делал, он не осознанно стал соучастником.

– Я повелю его казнить.

– Простите королева, но это не самое разумное решение.

– Почему?

– Потому что сейчас у Гзонеша есть несколько путей, один из которых скрыться из королевства и умереть где-нибудь в чужом королевстве, убийц нынче много развелось, другой путь это его совесть, которая его убьёт со временем. Третий путь, промолчать и поэтому я Вам всё рассказал, чтобы Вы знали от кого ждать нож в спину. И четвёртый он придёт и во всём раскается. И будет Вам самым преданным стражем, который у Вас только был. Он умрёт за Вас.

 

Вы так же можете скачать pdf-версию романа здесь: наши книги и обсудить на нашем форуме: Владыка Линнер

Спонсоры: