Летний вечер, конец рабочего дня. У магазина виднелись три силуэта с небольшими мешками на плечах. Двое были вооружены пистолетом Макарова, а третий – автоматом Калашникова.

Снаружи их ждал всего один человек, в каждой руке у него было по пистолету, которые он наставил на эту троицу, последовал призыв:

– Сложите Ваше оружие и выходите с поднятыми руками, в противном случае открываю огонь на поражение.

– Да пошёл ты!

Началась пальба... В тот вечер на том месте было зафиксировано четыре смерти. Нет, человек с пистолетами отделался лишь ранением в плечо, четвёртой оказалась случайная прохожая. Мать-одиночка, выходившая из магазина напротив с дочерью, девочкой пяти лет. Случайная пуля, прямо в живот.

Девочка в слезах, а напротив два капитана особого отдела спорили о чём-то:

– Жень, не надо себя винить.

– Андрей, я мог не открывать огонь, а дать им уйти. Я мог более настойчиво сегодня надавить на свою точку зрения в отделе. Я много чего мог сделать, чёрт побери, но я самонадеянно встал один.

– Да и ты справился.

– Нет, Андрей, видишь вон ту девочку? У неё была только мать, а из-за меня у неё её больше нет, из-за моей надменности.

– Это пройдёт, Джо.

– Нет больше Джо, Джо два пистолета умер вон на том месте, получив шальную пулю АК в живот.

– Время лечит, Жень, тебе просто нужен отдых.

Дочь той женщины не попала в детдом. Её забрала бабушка, а капитан стал её навещать, сменил работу и всё своё свободное время проводил с девочкой. Чувство вины так и не отпустило его сердце.

*** Спустя двадцать лет ***

В магазин вошёл мужчина пожилых лет, но, не смотря на свой возраст, он держался надменно, словно время не властно над ним. Он нёс к кассе хлеб, кефир и говяжий фарш, но перед кассой ему пришлось остановиться. Два человека, вооружённые пистолетом и обрезом угрожали кассирше и требовали денег. Мужчина посмотрел по сторонам, а потом подошёл поближе и, как будто бы не замечая этих двоих, обратился к кассирше:

– У Вас есть дети?

– Да.

Здесь уже и другие двое заметили присутствие пожилого мужчины, но как только они отвели оружие от женщины, попытавшись навести на нового гостя, тут же получили удары в горло и, потеряв сознание рухнули на пол.

– Ну... тогда включайте сигнализацию и вызывайте полицию.

Ошеломлённая продавщица с заплаканными глазами смотрела на происходящее и не могла понять, что происходит, но полицию всё-таки вызвала.

Полиция не заставила себя долго ждать, уже через десять минут были на месте и тоже недоуменно развели руками, переглядываясь между собой, пытаясь понять, для чего их вообще вызвали. Они были уверены, что то, что лежало на полу, было рук кого-то из сотрудников служб и были удивлены, что ошиблись.

В отделение забрали всех троих, правда уже в самом отделении их ждал генерал ФСБ, который перехватил пожилого мужчину не сказав ни слова, да в прочем, с никто и спорить не рискнул.

– А я и не поверил даже сначала, когда мне сказали, что в твоём районе какой-то старик вырубил двух верзил меньше чем за минуту.

– Тебя удивляет, что горожане вырубают меньше чем за минуту преступника?

– Жень, ты ведь прекрасно понял, что я хотел сказать, однако меня радует, что твоя скверность осталась при тебе.

– Раньше это называли надменностью, видимо, я действительно в свои сорок пять выгляжу на восемьдесят.

– Да ладно, Джо, не принимай близко к сердцу.

– Андрей, я же тебе говорил, Джо больше нет.

– А себе?

– Что себе?

– Ты себе то же самое говорил, когда вырубил тех двоих? И ещё, мне тут сказали, что перед тем, как их вырубить ты спросил у продавщицы, есть ли у неё дети, а если б она сказала, что нет, то ты бы так просто дал её ограбить, а может даже и убить?

– Да. Андрей, я же тебе говорил, Джо больше нет. А теперь, если ни у кого больше ко мне нет вопросов, я могу пойти домой?

Старик вышел и направился в сторону дома. Он смотрел на радостные лица детей на детских площадках, на воркующих в кафе подростков, на идущих людей; у всех были дела, и только у него не осталось ничего. Девочка, которую он опекал, улетела заграницу проходить дальнейшее обучение. Её друзья никогда не были друзьями ему, а бабушка, которая взяла опекунство, умерла два года назад.

Погода была чудесной, впереди его ждал дом, хлеб, кефир и ещё не сделанные котлеты. Но беда не приходит одна. Впереди он увидел, как какой-то парниша пытался выхватить у женщины сумочку, он крикнул:

– Эй, а ну оставь её.

На, что парень только выхватил нож, пырнул сначала женщину, а потом с озлобленным видом и кровавым ножом направился на старика. Последний не растерялся, не зная, откуда в его голове образовалось столько жестокости, он смотрел на лежащее перед ним тело с ножом в сердце. Выли сирены, женщине помочь не смогли, парню даже не хотели, в прочем, если б и хотели, то тоже бы не смогли. Время не стёрло опыт тренировок ,и удар оказался смертельным.

– Тебе не кажется, что мы слишком часто стали видеться?

– Да, в жизни так бывает, что из-за недостатка рабочих мест, люди опускаются до такого.

– Вот ещё ты побухти про прогнившее государство. Он был наркоман и искал деньги на ширку.

– Арестуешь меня?

– Из-за наркомана, нет, да и потом здесь же была самооборона.

– Мы ведь оба знаем, что здесь было превышение самообороны. И знаешь, почему я это сделал? Потому что злился не на него, а на себя. Ведь если бы не моё упрямство, та женщина была бы жива. Возьми я свои пистолеты...

– Это реальность, Джо, ты не сможешь спасти всех. Никто не сможет. Ты даже себя спасти не смог. И ты нужен своей Родине.

– Андрей, своей Родине я никогда не был нужен, это Родина была нужна мне, чтобы найти хоть какое-то оправдание тому, что я делаю.

– Так ты возвращаешься или подождём следующий труп?

– Там, наверху уже не оставили мне выбора.

– Мне нужен командир отряда.

– Никаких командиров, я работаю один, согласен работать параллельно, где это необходимо, но один.

– Хорошо, Джо, я придумаю, как тебя оформить.

И вот старик в прежнем звании вернулся на службу, его бывший сослуживец курировал антитеррористический отдел. Через три года весьма усердной работы Джо получил звание майора и, казалось бы, уже нашёл себя, но что-то ломало его изнутри, но он не мог понять, что именно. И вот, однажды придя на работу, он услышал, как обсуждали какую-то операцию:

– ... Они захватили детей в заложники.

– Не понятно только, зачем им понадобилось захватывать госпиталь.

– Здесь, как раз есть пара разумных объяснений, дети больны онкологическими заболеваниями, а это значит, без радиации там не обойдётся, рядом, кстати, и центр, который ведёт разработки в этой области и, если хорошо бахнет, а подозреваю, что бахнет там хорошо, то заденет и его. А это второй Чернобыль. План Б: если всё-таки не заденет, то жертвами станут дети, да не просто дети, а больные дети. Журналисты Европы столько грязи выльют, и угадайте, в чей адрес.

На этом моменте Евгений подошёл к столу, за которым это обсуждалось. Андрей посмотрел на него, а потом опустил глаза:

– Жень, прости, но тебе нельзя участвовать в этом деле.

– Я допустил какую-либо ошибку в прошлых делах?

– Нет. Твой профессионализм не вызывает у меня никаких нареканиях, здесь дело в другом. В личном.

– Дети. Ты думаешь, что я не смогу работать в такой обстановке? – Он не дал договорить и вышел на улицу, его разум помутнел, чего ранее никогда не было. Ему казалось, что те, кого он привык считать товарищами, утратили веру в него. Но...

Его пистолеты всегда были с ним, а где находится это здание он знал. Ему приходилось там бывать, проходя обучение. И поскольку план здания был у него в голове и действительный план с учётом всех тайных лазеек, которые знали лишь те, кому очень надо было выйти за пределы территории, когда за тобой следят бдительные врачи, он направился в сторону этой больницы.

Вокруг стояло оцепление, которое он без труда прошёл со своим удостоверением, к его счастью, начальство успело подъехать только через пять минут после того, как он подошёл. Телефон он, как бы случайно, выключил, решив списать, в случае чего, на севшую батарею. И теперь, оставшись один на один со своими проблемами, направился в сторону одной из своих лазеек.

Уже на месте его осенила мысль, а что именно он планирует сделать, ведь он не знает, сколько людей в этом здании, сколько заложников, сколько террористов. Правда такой конкретной информации не было и у других силовых структур, он знал это потому, что проходил мимо и слышал свидетельские показания одного из очевидцев. А так же он слышал обсуждение специалистов, что всё сводится к безнадёжности ситуации. Единственное, что знали про террористов, что они требовали к себе журналистов и ещё вертолёт на крышу здания.

Правда, как показывал опыт, вертолёт на крышу был скорее отвлекающим манёвром, нежели чем-то серьёзным. Им больше были нужны журналисты. Но последние ещё не приехали.

Евгений прошёл на территорию незамеченным, как для спецслужб, так и для террористов. Так уж заложено, что на скорую руку все думают одинаково: и те, кому платят защищать и те, кому платят ломать; а потому, в плане захвата не все детали были точны. И не все лазейки указаны.

Пробравшись в здание, первое, что нужно было выяснить это то, имеют ли террористы контроль над видео-камерами. И здесь прокол. Те, кто лежали здесь, пусть даже просто на обследовании, опять-таки хотели выйти за периметр больницы. Причины у всех были разные, но они были. А ,следовательно, те, кому это всё-таки удавалось, знали все мёртвые зоны у камер, а также иные способы их обойти. Правда, здесь образовался прокол уже со стороны Джо. Попасть в нужную ему комнату незаметно для террористов было возможно только снаружи; а это значит - попасть в радиус наблюдения спецслужб. Но, поскольку, победителей не судят, он открыл окно в одной из палат и тихо по карнизу пробрался к соседнему окну. Он был прав, это действительно не осталось не замеченным спецслужбами. Но то, что он увидел, его удивило, охраны на месте не было, но не было и террористов.

Осмотрев все мониторы, он понял, почему. Террористов было всего шестеро, и оставлять даже одного, а в идеале, не меньше трёх человек, было тактически не выгодно. Осмотрев помещение, где держали заложников, Джо понял, что террористы в тактическом плане сделали хороший рывок вперёд. Как бы ни пытался кто-нибудь туда войти, не важно, сколько человек, один или целая армия — будут жертвы. И всё же один вариант он увидел.

Ему снова пришлось выбраться наружу и спуститься через крышу. Там, снаружи, это казалось безумием, но ему, знающему о том, сколько людей в комнатах, это виделось самым разумным решением. Пройдя по крыше по пожарной лестнице, он перебрался по карнизу к окну коридора. На камере было видно, что там был человек, постовой, который обращался по рации раз в двадцать минут, а значит, у него было ровно двадцать минут на то, чтобы сделать выстрел из пистолета с глушителем, открыть окно. Он знал, как это сделать, потому, что пациенты больницы сделали «секрет», зная который, можно открыть окно с любой стороны и, к счастью, персонал больницы не счёл нужным исправлять окно. В прочем, отсутствие секрета не сильно бы осложнило возможность проникновения, Джо умел бить окна, оставляя глухой шум, постовой, конечно же, услышал бы, но те, кто находились далеко - вряд ли.

Дождавшись очередного вызова, а также ответа на него, мужчина достал пистолет и сделал бесшумный выстрел в затылок, после чего тело также бухнулось на пол. Джо боялся, что кто-нибудь услышит, как грохнулась на пол рация, но этого не произошло.

Открыв окно и пробравшись внутрь, мужчина шёл по коридорам, на память перешагивая скрипучие места в паркете. Впереди его ждал ещё один постовой, с автоматом, контролирующий входные двери. Вот только постовой никак не ожидал, что кто-то подкрадётся к нему сзади. Что, собственно, и случилось, в этот раз выстрелов не было - переломанная челюсть и бесшумно уложенный на пол труп.

Времени ждать больше не было, поскольку Джо не знал, через сколько поступит вызов этому абоненту, он достал оба пистолета, посмотрел в замочную скважину - позиции террористов не изменились с того момента, когда он смотрел в камеру.

Он сделал два шага назад от двери и после, не открывая дверь, открыл огонь по потенциальным целям. Джо не помнил, был ли слышан звук выстрела, но он видел пятую дыру в дверях, а также видел кровь и понимал, что его ранили в живот.

Он выбил двери, вокруг сидели испуганные дети, а также врачи, лежало четыре тела в масках и с оружием.

– Джо?!

– Лиза?

Мужчина увидел впереди ту, чью мать он не смог спасти более двадцати лет назад. Слёзы наплыли на его глаза, а разум мутнел, как вдруг что-то переклинило. Из последних сил он дёрнул вверх два пистолета и сделал два выстрела. Одна пуля попала в лоб девушки, вторая в сердце.

Оставшись без сил, Джо рухнул на пол, его глаза закрылись. Он успел увидеть в руках девушки пистолет, это её рука спустила курок и выпустила смертельную пулю в его живот.

*** Спустя двадцать минут ***

– Доктор, как он?

– Он умирает.

– Вы же гений, я знаю, Вы сможете его спасти.

– Андрей, при всём уважении, судя по его состоянию он сам не хочет, чтобы его спасали.

В то утро поступило тревожное сообщение: группа террористов планирует совершить неизвестное злодеяние. Перехватить их на покупке оружия не удалось; были жертвы: со стороны террористов потери - восемь человек, со стороны спецслужб – двое. Если б Джо ввели в курс дела, он бы об этом знал, но он был уверен, что террористов всего шестеро. Если б не потери со стороны террористов, постовые были бы и в помещении со скрытыми камерами. Если бы Джо знал, что воспитывал убийцу, он бы покончил с собой ещё двадцать лет назад, когда потерял смысл жизни.

Но всех этих «если» не случилось, а потому никто ничего не знал, и никто ничего не сделал. Пуля, кровь и боль, боль, вызванная выстрелом не в живот, а в душу...

 

Вы так же можете скачать весь цикл рассказов «Сны о Тишине» в формате pdf здесь.

Спонсоры: